Недостаточность имущества при банкротстве - Sps-Studio.ru

Недостаточность имущества при банкротстве

Верховный суд разъяснил нюансы банкротства фирмы без имущества - новости Право.ру. Все о юридическом праве.

Недостаточность имущества при банкротстве

Верховный суд разъяснил нюансы банкротства фирмы без имущества

5 марта Конституционный суд опубликовал постановление о распределении судебных расходов в банкротстве. Судьи напомнили: налоговый орган не должен слепо возбуждать производство по банкротному делу, если оно принесет государству лишь убытки, и надеяться, что эти убытки покроет руководство компании-банкрота.

Вероятно, в связи с этим Верховный суд решил дать свои разъяснения, как действовать при банкротстве должника без имущества.

Документы – к заявлению

ВС напоминает: уполномоченный орган должен приложить к заявлению о признании организации банкротом документы, которые подтвердят наличие у должника имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы на производство по делу о банкротстве. Или же подтвердят вероятность обнаружения такого имущества в банкротных процедурах.

Но что делать судам, если уполномоченный орган, например ФНС, такое заявление не приложит? Верховный суд отвечает: нужно вернуть заявление уполномоченному органу. А в мотивировочной части определения о возвращении заявления нужно указать обстоятельство, послужившее основанием для возвращения, то есть отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Если это обстоятельство обнаружится уже после принятия заявления к производству заявления, то суд выносит определение о прекращении производства по делу.

По словам адвоката S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 18 место По выручке 25-27 место По количеству юристов 6 место По выручке на юриста (более 30 юристов) × Сергея Высоцких, если конкурсные кредиторы могут обращаться даже за банкротством отсутствующего должника, не обладающего имуществом, то уполномоченный орган не может подвергать такому риску бюджет. По его словам, Верховный суд своими разъяснениями, хотя и не изменил правовое регулирование, но еще раз обратил внимание на необходимость защиты интересов бюджета.

Списание долга

Если суд вернет заявление налоговому органу или прекратит производство по делу, то один этот факт уже является основанием для признания недоимки, задолженности по пеням и штрафам безнадежными к взысканию. «Для списания задолженности по указанному основанию не требуется устанавливать каких-либо дополнительных обстоятельств», – уточняет ВС.

При этом суды должны помнить: налоговики даже после прекращения производства по банкротному делу или возвращения заявления могут обратиться в общеисковом порядке с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или потребовать от них возмещения убытков. То есть списание недоимки с организации не списывает ее автоматически и с контролирующих лиц этой организации.

По словам Высоцких, своими разъяснениями ВС дал понять: уполномоченному органу не следует рассчитывать на возмещение расходов на процедуру за счет контролирующих должника лиц. Вместо этого он сразу может переходить к привлечению их к ответственности.

Тем самым Верховный суд дал зеленый свет к скорейшему взысканию недоимки с собственников бизнеса и иных контролирующих лиц, минуя фактически бесполезное взыскание с неплатежеспособных обществ.

Корпоративная вуаль все меньше защищает должников, когда дело касается интересов бюджета.

Сергей Высоцких, адвокат S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 18 место По выручке 25-27 место По количеству юристов 6 место По выручке на юриста (более 30 юристов) ×

Неокончательное решение

Верховный суд подчеркивает: если позднее станет известно о том, что должнику удалось скрыть свое имущество, или налоговый орган узнает, что есть сделки, которые можно оспорить и тем самым вернуть имущество должнику, то определение о возвращении заявления или о прекращении производства по делу может быть пересмотрено.

В случае пересмотра определения суд должен проверить, восстановил ли налоговый орган долги, списанные до этого на основании отменяемого судебного акта.

Руководитель группы по банкротству Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Александра Улезко считает «интересными» разъяснения о возможности пересмотра таких решений по новым обстоятельствам. В то же время она напоминает: «На практике довольно сложно оценить, есть ли реальная перспектива поступления имущества в конкурсную массу в результате мероприятий, проводимых в процедуре банкротства».

ВС призвал разграничивать неплатежеспособность и неоплату конкретного долга

Верховный Суд не позволил привлечь к субсидиарной ответственности руководителя компании, который не погасил только одну задолженность (Определение ВС № 305-ЭС20-11412 от 10 декабря 2020 г. по делу № А40-170315/2015).

В рамках дела о банкротстве ООО «Спецрадиосервис» один из его конкурсных кредиторов подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Дениса Трошанова – руководителя и единственного участника должника. Трошанов не обратился в суд с заявлением о признании организации банкротом, хотя признаки несостоятельности у нее были, пояснил кредитор.

Изучив реестр требований, АС г. Москвы установил, что у должника есть неисполненные обязательства по договору субподряда с «СМР-Система» от 2011 г., подтвержденные вступившим в силу судебным актом. Денис Трошанов, ссылаясь на бухгалтерскую отчетность, пытался убедить суд, что в этот период общество вело нормальную хозяйственную деятельность. Признаки неплатежеспособности, по словам бывшего руководителя, появились у компании только в 2015 г. из-за отказа крупных заказчиков от исполнения договоров и оплаты. По словам Дениса Трошанова, в 2012–2014 гг. компания выплатила другим контрагентам суммы, во много раз превышающие задолженность перед «СМР-Системой». Тот долг образовался в результате спора о качестве работ, а не из-за того, что у «Спецрадиосервиса» не было средств, настаивал бывший руководитель.

Тем не менее первая инстанция решила, что признаки неплатежеспособности возникли у компании после истечения предусмотренного договором с «СМР-Система» гарантийного срока и подписания в конце 2011 г. актов о приемке работ. Поскольку Денис Трошанов не исполнил обязанность руководителя подать заявление о банкротстве общества, АС г. Москвы привлек его к субсидиарной ответственности. С таким подходом согласились апелляция и суд округа.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС, рассмотрев жалобу Дениса Трошанова, вернула обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Сославшись на п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве в соответствующей редакции и п. 9 Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53, ВС отметил, что обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве возникает тогда, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. Иными словами, установление момента подачи заявления о банкротстве приобретает существенное значение, пояснила Экономколллегия. При этом, добавил Суд, возникновение такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом, когда руководитель осознал «критичность сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов».

ВС напомнил, что в соответствии с абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. В этом деле суды ошибочно отождествили неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору, считает Экономколллегия. «Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), в связи с чем не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве», – указано в определении. Кроме того, добавил ВС, установление момента возникновения обязанности по обращению с таким заявлением напрямую связано с определением размера субсидиарной ответственности руководителя.

В заключение ВС также отметил, что суды не оценили ряд доводов и доказательств, приведенных Денисом Трошановым, – в частности, что признаки неплатежеспособности появились у общества только в 2015 г.

«Действительно, чтобы сделать вывод о моменте наступления неплатежеспособности должника, недостаточно изучить только реестр требований его кредиторов. Неплатежеспособность не равна неоплате по конкретному обязательству, которая может быть вызвана различными причинами, не связанными с недостаточностью средств, в том числе наличием спора по договору», – указал в комментарии «АГ» Советник PB Legal Николай Строев.

В этом деле, судя по всему, именно спор о качестве субподрядных работ и был причиной неоплаты, добавил эксперт: «При этом суды первой и апелляционной инстанций не исследовали имущественное положение должника в момент неоплаты по конкретному договору. Хотя имелись доказательства, что на тот момент у должника отсутствовали признаки неплатежеспособности, а хозяйственная деятельность велась нормальным образом».

По мнению адвоката, партнера Tenzor Consulting Group Антона Макейчука, нижестоящие суды применили формальный подход к определению момента наступления объективного банкротства.

Однако выводы, приведенные в определении ВС, не новы для арбитражной практики, добавил эксперт: «Ранее к таким же выводам Экономколлегия приходила в рамках споров о признании сделок недействительными. Она говорила, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним, но это само по себе не свидетельствует о том, что данный кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами». Это обстоятельство влияет как на оспаривание сделок, так и на определение момента наступления обязанности по подаче заявления о банкротстве должника, пояснил Антон Макейчук.

Адвокат, советник Dentons Мария Михеенкова полагает, что определение ВС может сыграть важную роль в судебной практике об определении момента наступления обязанности руководителя и других контролирующих должника лиц обратиться с заявлением о банкротстве. «Сегодня в большинстве случаев суды придерживаются подхода, согласно которому такой момент наступает, как только появляется хоть одно просроченное неудовлетворенное требование кредитора, которое в дальнейшем включается в реестр. И тем более – с момента подтверждения такого требования судебным решением», – рассказала она.

Возможно, этот подход унаследован из практики по оспариванию сделок, где так же определяют наличие признака предпочтительности удовлетворения требования одного кредитора перед требованиями другого, предположила Мария Михеенкова. «Между тем в ситуации с субсидиарной ответственностью момент наступления обязанности контролирующего должника лица обратиться с заявлением о банкротстве привязан не к возникновению конкретного требования хотя бы одного кредитора, а к моменту объективного банкротства, на что обоснованно и обратил внимание ВС», – подчеркнула она.

Порядок действий директора при выявлении признаков банкротства УО

При возникновении признаков банкротства защита организации «до самого конца» может привести её руководителя к субсидиарной ответственности. Андрей Бежан, к.ю.н., практикующий адвокат, управляющий партнёр ALT Litigation, независимый эксперт по антикоррупционной экспертизе НПА, объяснил, какого порядка действий в такой ситуации нужно придерживаться руководителю УО.

Читайте также  Прекращение залога при банкротстве

Запомните общие признаки банкротства

О том, как управляющим организациям работать, если в их отношении введена процедура банкротства, Андрей Бежан подробно рассказал на онлайн-семинаре «Банкротство управляющих организаций: риски, ошибки и правильный порядок действий» 5 февраля.

В числе прочего мы обсудили, что инициировать процедуру банкротства в отношении коммерческой организации, в том числе управляющей компании, могут налоговая, банки, кредиторы и простые работники этой компании, если сумма задолженности перед ними соответствует описанной в законодательстве.

К общим признакам банкротства относятся:

  • состав требований;
  • сумма задолженности – не менее 300 000 рублей (п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве);
  • период просрочки исполнения денежного обязательства – не менее 3 месяцев с даты, когда оно должно быть исполнено (п. 2 ст. 3 Закона о банкротстве).

Изучите основания для возникновения у руководителя УО обязанности обратиться в суд с заявлением о банкротстве

Раньше существовало правило, согласно которому руководитель организации должен был уведомить её учредителей о возникновении признаков банкротства. Сейчас статья 9 Закона о банкротстве претерпела изменения: такая обязанность исключена и заменена на обязанность со стороны директора сразу опубликовать сообщение о возникновении признаков банкротства.

Обязанность по принятию мер по предотвращению процедуры банкротства есть и у высших органов управления: общего собрания участников или акционеров. Им необходимо позаботиться о восстановлении платёжеспособности организации. Если это невозможно – принять решение об инициировании процедуры банкротства.

Основания возникновения у директора обязанности подать заявление о банкротстве своей компании перечислены в статье 9 Закона о банкротстве. Это следующие основания:

  • Директор понимает, что будет произведен расчёт с одним кредитором и не получится погасить требования других.
  • Обращение взыскания на имущество должника по требованию текущего кредитора существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника.

В отношении организации инициирована процедура по взысканию задолженности со стороны кредитора и директор понимает, что итогом этой процедуры станет вынесение решения суда и обращение взыскания на имущество компании. Значит, невозможным станет расчёт по требованиям кредиторов.

  • Должник отвечает признакам неплатёжеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Неплатёжеспособность – это сумма задолженности в 300 000 рублей и период просрочки исполнения денежного обязательства в три месяца. Недостаточность – если имущества должника недостаточно для проведения расчётов.

  • Имеется не погашенная в течение более чем трёх месяцев задолженность по оплате труда и пособиям.

Норма введена в помощь работникам организации, позволяет им инициировать процедуру банкротства в отношении организации и привлечь к субсидиарной ответственности директора, который при наличии задолженности не принял меры по введению процедуры банкротства для обеспечения расчётов по оплате труда.

  • Общим собранием участников (акционеров) принято решения о ликвидации должника, или решение об обращении в суд с заявлением о собственном банкротстве.

Определите момент для обращения в суд с заявлением о банкротстве

Перечисленные выше признаки не являются безусловным основанием для инициирования процедуры банкротства. Во многом потому, что такие признаки есть практически у всех организаций.

Важным документом для понимания, когда же всё-таки возникает обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, является постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53, в частности его пункт 9.

Согласно указанному пункту, «обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из вышеуказанных обстоятельств».

Критерии, которые здесь названы, имеют субъективный характер и определяются судом для каждого конкретного случая. Как правило, суды сходятся в том, что:

  • Ситуация, при которой УО имеет задолженность перед РСО и начительную дебиторскую задолженность по отношению к жителям дома, является стандартной.
  • Само по себе непринятие мер по взысканию дебиторской задолженности не является основанием для принятия со стороны органов управления решения о введении процедуры банкротства или решения о ликвидации, а со стороны директора организации – об обращении с заявлением о банкротстве.

В п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 также сказано: «Если руководителем должника будет доказано, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах».

Отметим, что введение субъективных критериев для определения момента обращения в суд с заявлением о банкротстве является необходимым и целесообразным со стороны правоприменителя. Если бы законодатель исходил из чётких, выверенных критериев, тогда все организации работали бы по полгода, а затем должны были бы инициировать собственное банкротство.

Другое дело – как субъективные критерии работают в рамках конкретного дела о привлечении к субсидиарной ответственности. Андрей Бежан, который специализируется на вопросах о привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании убытков с органов управления в рамках дел о банкротстве и в рамках хозяйственной деятельности, отметил: «Доказывания критериев неразумности действий арбитражного управляющего, либо отстаивание критериев разумности финансового плана являются крайне сложными.

Работа юриста в рамках подобных дел обусловлена тем, что он должен руководствоваться экономическими выкладками, результатами экономического анализа, который делают специалисты. Для инициирования дела о привлечении к субсидиарной ответственности самого дела о банкротстве недостаточно».

Запомнить

Само по себе появление оснований возникновения обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве, не является безусловным основанием для такого обращения. Эти критерии должны пропускаться через призму добросовестности и разумности деятельности руководителя должника.

Даже если руководитель организации видит признаки банкротства, но понимает, что они исчезнут, потому что будет обеспечен расчёт со стороны дебиторов, он не должен инициировать процедуру банкротства. Если же директор организации будет руководствоваться только формальными признаками – сумма задолженности 300 тысяч рублей и период просрочки в три месяца – то в отношении него может быть возбуждено уголовное дело за фиктивное банкротство.

Больше подробностей о введении процедуры банкротства в отношении УО вы узнаете из видеозаписи онлайн-семинара «Банкротство управляющих организаций: риски, ошибки и правильный порядок действий».

Признаки банкротства физического лица

Новые правила не предусматривают признаков «объективной» несостоятельности гражданина, то есть безусловного признания гражданина несостоятельным на основании объективных критериев. Напротив, несостоятельность гражданина определяется судом в зависимости от того, кто из заинтересованных лиц — гражданин, кредитор (уполномоченный орган) — инициирует процедуру несостоятельности.

Можно выделить три группы критериев, по которым гражданин может быть признан банкротом. Первые две группы критериев применяются в случае, если гражданин подает заявление в суд самостоятельно. Гражданин подает заявление либо в обязательном порядке (на основании п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве), либо по своему собственному усмотрению (на основании п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве). В первом случае суд признает гражданина банкротом при условии, что 1) удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения гражданином денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами и 2) размер таких обязательств и обязанности в совокупности составляет не менее 500 000 рублей (п. 1 ст. 213.4 Закона о банкротстве).

Если же гражданин инициирует процедуру несостоятельности по своему усмотрению (то есть не в силу возложенной на него обязанности), то суд признает его банкротом при соблюдении следующих условий: 1) существуют обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что гражданин не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и 2) гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества (п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве). Под неплатежеспособностью гражданина понимается его неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве). При этом действует презумпция того, что гражданин является неплатежеспособным, если имеет место хотя бы одно из следующих обстоятельств:

1) гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил;

2) более чем десять процентов совокупного размера денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, которые имеются у гражданина и срок исполнения которых наступил, не исполнены им в течение более чем одного месяца со дня, когда такие обязательства и (или) обязанность должны быть исполнены;

3) размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе права требования;

4) наличие постановления об окончании исполнительного производства в связи с тем, что у гражданина отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание.

В свою очередь кредиторам (и уполномоченным органам), в том числе банкам, следует подходить к оценке состоятельности гражданина-должника, руководствуясь другими критериями. В соответствии с п. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве заявление о признании гражданина банкротом принимается судом при условии, что: 1) требования к гражданину составляют не менее 500 000 рублей и 2) указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве. По общему правилу требования к должнику должны подтверждаться решением суда, вступившим в законную силу. Однако для некоторых требований наличие решения суда необязательно (п. 2 ст. 213.5 Закона о банкротстве) .

К таким требованиям отнесены требования об уплате обязательных платежей; требования, основанные на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте или недатировании акцепта; требования, подтвержденные исполнительной надписью нотариуса; требования, основанные на документах, представленных кредитором и устанавливающих денежные обязательства, которые гражданином признаются, но не исполняются; требования, основанные на нотариально удостоверенных сделках; требования, основанные на кредитных договорах с кредитными организациями; требования о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанные с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц.

2. Федеральным законом внесены изменения в УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, КАС РФ, а также в некоторые федеральные законы в части установления особенностей применения электронных документов.

Так, глава 56 УПК РФ дополнена новой статьей 474.1 «Порядок использования электронных документов в уголовном судопроизводстве», которая предоставляет участникам уголовного судопроизводства право направлять в суд ходатайства, заявления, жалобы, представления и прилагаемые к ним документы в виде электронного документа посредством заполнения электронной формы документа, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», и подписания этого электронного документа лицом, направившим такой документ, электронной подписью в соответствии с законодательством РФ.

Читайте также  Особенности процедур банкротства последовательность

Судебное решение, за исключением решения, содержащего сведения, составляющие охраняемую федеральным законом тайну, затрагивающие безопасность государства, права и законные интересы несовершеннолетних, решения по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, также может быть изготовлено в форме электронного документа, который подписывается судьей усиленной квалифицированной электронной подписью. Предусматривается, что при изготовлении судебного решения в форме электронного документа дополнительно изготавливается экземпляр судебного решения на бумажном носителе. По просьбе либо с согласия участника уголовного судопроизводства копия судебного решения в электронной форме может быть направлена ему с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Изменениями, внесенными в АПК РФ и ГПК РФ, предоставляется право участвующим в деле лицам направлять исковые заявления, заявления, жалобы, представления и иные документы в суд в виде электронных документов, в том числе посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Также изменениями, внесенными в КАС РФ установлено, что административное исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд в электронном виде посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». При этом определено, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной подписью, могут быть допущены в качестве письменных доказательств. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

Порядок заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», устанавливается Верховным Судом РФ и Судебным департаментом при Верховном Суде РФ в пределах своих полномочий.

Требования к техническим и программным средствам, используемым при выполнении судебных актов и иных документов в форме электронных документов и подписании (заверении) их усиленной квалифицированной электронной подписью, к использованию информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для направления таких электронных документов, иные требования, связанные с использованием документов в электронном виде при рассмотрении дела, перечень таких документов, подлежащих приобщению к делу на бумажном носителе, определяются в порядке, установленном Верховным Судом РФ и Судебным департаментом при Верховном Суде РФ в пределах своих полномочий.

Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2017 года, за исключением положений, для которых установлены иные сроки вступления их в силу.

Положения УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, КАС РФ (в редакции настоящего Федерального закона) применяются при наличии технической возможности в суде.

Означает ли прекращение производства по делу о банкротстве в связи с невозможностью дальнейшего финансирования процедуры, что у должника нет имущества?

Как известно, в соответствии с абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Цель указанной нормы сформулирована в Определении Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1383-О: данное положение направлено прежде всего на недопущение возникновения у должника в ходе процедур банкротства новых сумм задолженности, в частности перед арбитражным управляющим. Безусловно, что «банкротство ради банкротства», как минимум, бессмысленно, а зачастую и вредно, однако, нередко прекращение банкротства в связи с отсутствием денежных средств на финансирование процедур приводит к парадоксальным последствиям, не согласующимся, как представляется, с целью обеспечения и защиты прав кредиторов.

Напомню, что порядок применения нормы абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве разъяснен в п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ № 91 от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», содержание которого сводится к следующим основным положениям:

  • в случае обнаружившейся в ходе рассмотрения дела о банкротстве недостаточности имеющегося у должника имущества (с учетом планируемых поступлений) для осуществления расходов по делу о банкротстве, назначается судебное заседание для рассмотрения вопроса о прекращении производства по делу. При этом, в определении о назначении судебного заседания участвующим в деле лицам предлагается сообщить о своем согласии на осуществление финансирования дальнейших расходов по делу о банкротстве (в письменном виде и с указанием суммы финансирования), и разъясняется, что если никто из них не даст согласия на такое финансирование, производство по делу о банкротстве будет прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.
  • судья также вправе обязать лицо, давшее согласие на финансирование расходов по делу о банкротстве, внести на депозитный счет суда денежные средства в размере, достаточном для погашения расходов по делу о банкротстве. Определение суда об этом может быть обжаловано в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 61 Закона о банкротстве.
  • при непредставлении соответствующего согласия, либо при невнесении давшим его лицом по требованию судьи денежных средств на депозитный счет суда судья выносит определение о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

Между тем, изучение практики прекращения производства по делам о банкротстве в связи с отсутствием финансирования показывает, что, несмотря на наличие приведенных достаточно полных разъяснений, вопрос о том, каковы условия для прекращения дела о банкротстве в связи с отсутствием финансирования так и не имеет однозначного решения.

1) Прежде всего, отсутствует согласие в главном: как понимать недостаточность имеющегося у должника имущества для осуществления расходов по делу о банкротстве.

Пленум ВАС РФ, упоминая планируемые поступления, очевидно подразумевал не только наличное имущество, но и то имущество, которое может потенциально поступить в конкурсную массу. Именно такая логика прослеживается в некоторых судебных актах: например, в Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2019 N 14АП-959/2019 по делу N А66-5454/2017 – дело не было прекращено при наличии не рассмотренных по существу исков должника о взыскании дебиторской задолженности и заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Однако, скорее складывается обратная тенденция: суды склонны прекращать дело о банкротстве, если финансирование процедуры невозможно «здесь и сейчас».

Например, такую позицию по ряду дел занимает Арбитражный суд Поволжского округа. В Постановлении от 05.04.2018 N Ф06-26883/2015 по делу N А12-31299/2013 данный суд согласился с выводами нижестоящих судов о том, что имелись основания для прекращения производства по делу о банкротстве, несмотря на наличие в конкурсной массе семи объектов недвижимости, поскольку фактическая реализация и охрана их была затруднена, а кредиторы данные мероприятия не профинансировали. В другом постановлении Арбитражного суда Поволжского округа — от 18.06.2019 N Ф06-4469/2015 по делу N А55-1293/2015 – содержится поддержка выводов судов о том, что является нецелесообразным направление исполнительного листа по взысканию суммы субсидиарной ответственности на сумму более 65 млн. рублей, поскольку это приведет к необоснованному затягиванию процедуры и увеличению расходов по делу о банкротстве.

Еще дальше пошел в своих рассуждениях АС Московского округа, указавший, что Положения ст. 57 Закона о банкротстве устанавливают обязанность прекратить производство по делу о банкротстве, в случае отсутствия не имущества должника, как такового, а отсутствия в распоряжении арбитражного управляющего средств (главным образом — денежных), необходимых в каждый конкретный отрезок времени для проведения процедурных мероприятий (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.04.2019 N Ф05-4634/2019 по делу N А40-241066/2017).

Таким образом, наличие у должника имущества не является препятствием для завершения процедуры по делу о банкротстве, если суд сочтет, что у должника отсутствуют средства для осуществления мероприятий по его реализации.

2) Также имеются неоднозначные подходы к вопросу об обязательности депонирования денежных средств кредиторами, выразившими согласие на финансирование процедуры.

Если буквальный текст постановления Пленума № 91 говорит о том, что суд вправе обязать лицо, выразившее согласие на финансирование, на депонирование денежных средств, причем такое лицо вправе обжаловать данное определение суда в апелляционную инстанцию, то на практике суды одновременно предлагают участникам банкротства как выразить согласие на финансирование, так и внести (в случае согласия) соответствующие денежные средства на депозит суда. Казалось бы – процессуальная экономия: если выражаешь согласие – на тебя автоматически распространяется обязанность депонировать денежные средства. Но данная ситуация приводит к тому, что обжалование решения о депонировании лишается какой-либо перспективы. Суды исходят из логики – раз никто не обязывал конкретное лицо финансировать процедуру, то и предложение о депонировании не нарушает его прав. А в последующем – исходят из того, что невыполнение «предложения» о депонировании означает несогласие финансировать процедуру (см., например, постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2017 г. и 17.10.2019 г. по делу № А76-1679/2016).

Между тем, возложение на лиц, участвующих в деле о банкротстве не только обязанности предоставить согласие на финансирование (в случае недостаточности денежных средств у должника), но и депонировать соответствующие средства зачастую представляется несправедливым. Так, кредитор понимающий высокую степень вероятности поступления в конкурсную массу средств от реализации имущества должника, вполне может взять на себя риск неуспеха данных мероприятий, тогда как изъятие из оборота соответствующих денежных средств путем их депонирования способно фактически вынудить кредитора отказаться от отстаивания своих прав (учитывая риск необоснованного наращивания расходов арбитражным управляющим).

Может ли неликвидное имущество должника быть передано кредиторам в качестве отступного?

В результате действия вышеназванных факторов, нередка ситуация, при которой становится возможным и даже весьма вероятным прекращение процедуры банкротства в отношении должников, фактически обладающих тем или иным имуществом, которое все или отдельные кредиторы были бы согласны принять в счет погашения своих требований. Но существует ли легальная возможность для этого?

Исходя из положений п. 1-3 ст. 142.1 Закона о банкротстве о том, что погашение требований кредиторов путем предоставления отступного допускается только в отношении имущества должника — юридического лица, не проданного или не переданного в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, при отсутствии непогашенных требований, относящихся к текущим платежам, требований первой или второй очереди; не являющегося предметом залога и при отстутствии текущих требований и требований первой, второй очередей такая возможность фактически исключается., поскольку, как мы уже выяснили, денежных средств на дорогостоящую продажу имущества с торгов в конкурсной массе нет.

Складывается парадоксальная ситуация: есть то или имущество, есть желающие его получить, но такая возможность отсутствует. Суды, руководствуясь благородным принципом: «Так, не доставайся же ты никому» — прекращают производство по делу.

А есть ли жизнь после банкротства?

Все изложенные выше соображения, возможно не имели бы никакой практической значимости, если бы существовали механизмы справедливого распределения кредиторами «остатков конкурсной массы» после прекращения процедуры по делу о банкротстве. Но представляется, что таких реально работающих механизмов очень мало, в некоторых случаях — практически нет. Данный вывод базируется на следующих соображениях:

Читайте также  Закон о личном банкротстве

1) С прекращением процедуры снимаются ограничения, связанные с необходимостью пропорционального и соразмерного распределения в конкурсной массы, поэтому в лучшем случае нереализованное имущество либо перейдет в руки аффилированных кредиторов, либо не достанется никому. Более того, прекращение производства сразу же приводит к неравенству возможностей кредиторов на фактическое получение исполнения: судебный акт, который может послужить основанием для выдачи исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства, гарантированно есть только у заявителя по делу. Права иных кредиторов чаще всего подтверждаются только определениями о включении в реестр требований кредиторов, которые не предполагают выдачи исполнительного листа.

2) Ожидать, что должник, вышедший из процедуры банкротства, в связи с прекращением производства по делу за отсутствием финансирования продолжит деятельность не приходится. Более того, если производство по делу прекращается на стадии внешнего управления или конкурсного производства, правовое положение такого должника становится весьма неопределенным: полномочия арбитражного управляющего прекратятся (например, п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве); полномочия бывшего единоличного исполнительного органа не восстанавливаются (Постановление ФАС Уральского округа от 4 мая 2009 г. N Ф09-2426/09-С4; Определение Верховного Суда РФ от 15.03.2018 N 308-ЭС18-899 по делу N А32-25872/2017); избирать новый ЕИО, зачастую некому: участники хозяйственного общества могут быть ликвидированы; исключены из ЕГРЮЛ как недействующие и т.п.). Т.е. после прекращения производства появляется своеобразный юридический зомби – должник, «объявленный живым» определением о прекращении производства, которому остается только надеяться, что милосердная налоговая служба окончит его дни серебряной пулей в виде исключения из ЕГРЮЛ.

Какие выводы и предложения напрашиваются:

1) Практика прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования подлежит корректировке. Дела о банкротстве должников, у которых есть то или иное имущество, как представляется, следует прекращать в исключительных случаях, когда не нашелся арбитражный управляющий готовый осуществлять данную процедуру. По большому счету, если арбитражный управляющий готовый принять на себя риски непогашения образовавшейся перед ним задолженности, накопленной в результате продолжения процедуры, суд не должен ему мешать. Естественно, что такой управляющий лишается права компенсировать свои затраты и взыскать вознаграждение с заявителя по делу;

2) Необходимо предусмотреть механизм справедливого распределения между кредиторами принадлежащего должнику малоликвидного имущества, которое недостаточно для дальнейшего финансирования процедуры банкротства, если арбитражный управляющий не согласен продолжать процедуру. Может быть есть смысл воспользоваться удачным решением, сформулированным в Определении СКЭС Верховного Суда РФ от 02.11.2017 N 305-ЭС17-9625 по делу N А40-46798/2013 о том, что при неликвидности имущества фактически следует констатировать объективную невозможность его реализации и применить последствия невозможности продажи, прямо предусмотренные Законом о банкротстве, предложив имущество в качестве отступного кредиторам. Такой подход позволяет избежать заведомо нецелесообразных завышенных затрат на реализацию неликвида, и обеспечить его направление на хотя бы минимальное удовлетворение требований кредиторов.

Основные термины банкротства

Основные термины и понятия банкротства Или «Не так страшен юрист, как его речь»

Со стороны кажется, что представители различных профессий, будь то врачи, программисты, риелторы, архитекторы и т. д., говорят на каком-то «марсианском» языке, понять который способны лишь они сами. А все потому, что в своей профессиональной речи они используют особые обороты, понятия и термины, характерные именно для их рода деятельности.

Юристы – не исключение. Зачастую неподготовленному слушателю вообще непонятно, о чем они говорят. Их профессиональная речь изобилует всевозможными юридическими премудростями, взятыми из различных государственных законов и прочих предписаний, изложенных сухим и беспристрастным канцелярским языком.

Сегодня мы попробуем разобраться в ключевых терминах, а также понятиях, используемых в теме «банкротство», переведя на «русский язык» основы Федерального Закона «О банкротстве» и все то, что чаще всего обсуждают профессиональные юристы в масштабах данной области юридической деятельности.

Что подразумевается под словом «банкротство»?

Согласно законодательной формуле, банкротством считается «финансовая несостоятельность» либо невозможность должника рассчитаться по обязательным платежам и/или удовлетворить требования кредиторов по своим текущим денежным обязательствам. Важным требованием официального присвоения «звания» банкрота служит фиксация данного факта в арбитражном суде.

В переводе на нормальный «русский язык» это звучит примерно так: предприятие либо гражданин признаются банкротом лишь тогда, когда суд вынесет решение об их неспособности расплатиться с долгами.

Кого можно официально назвать «должником»?

Юристы, специализирующиеся в области банкротства, называют должником гражданина (физическое лицо) или предприятие (юридическое лицо), обнаруживающее неспособность рассчитаться со всеми кредиторами и/или произвести расчеты по всем необходимым обязательным платежам (они включают в себя налоги, штрафы и т. п.) в сроки, обговоренные в текущем законодательстве.

В чем суть «денежных обязательств»?

Денежным обязательством именуется необходимость выплаты должником некой суммы денег в счет его кредиторов согласно существующим гражданско-правовым сделкам и/или по прочим основаниям, сформулированным в законодательстве РФ.

Какие платежи принято считать «обязательными »?

Обязательными признаются такие платежи, как налоги, взносы и прочие платежи, идущие в бюджет РФ и/или какие-то остальные фонды (в том числе небюджетные), а кроме того, штрафы и все аналогичные платежи, идущие в административном или уголовном порядке.

Кто называется «руководителем должника»?

Руководителем должника могут считаться:
— единоличный исполнительный орган предприятия (юрлица)
— руководитель коллегиального исполнительного органа
— прочие лица, действующие от лица предприятия при отсутствии доверенности

Выражаясь простым языком, руководитель должника – это директор компании, применительно к которой ведется процесс признания финансовой несостоятельности.

Какова роль «представителя работников должника»?

Представитель работников должника выбирается сотрудниками компании-банкрота на специальном собрании и представляет по закону их интересы в процессе установления банкротства.

Что такое «санация»?

Все меры, которые предпринимает владелец имущества предприятия (юридического лица), преследуя цель предотвратить банкротство и/или восстановить уже в ходе банкротства прежнюю платежеспособность должника, определяют термином «санация».

Кто скрывается за понятиями «кредитор» и «конкурсный кредитор»?

Кредиторы – это все граждане и/или юридические лица, с кем должник скреплен денежными обязательствами. Дополнение «конкурсный» применительно абсолютно ко всем кредиторам, кроме работников должника и сотрудников налоговой инспекции.

Что представляет собой «уполномоченный орган»?

Уполномоченными органами считаются так называемые УФНС (как варианты – ИФНС и ФНС). Это федеральные органы исполнительной власти, имеющие право требовать с должника просроченные им обязательные выплаты, а также накладывать на него прочие денежные обязательства в рамках существующего дел о банкротстве. В народе такой орган для простоты именуется «упор».

Что регулирует «регулирующий орган»?

Регулирующий орган создается Правительством России и наделяется полномочиями в области установления правовых норм проведения процедуры признания финансовой несостоятельности и сопутствующих ей процедур.

Каковы функции «представителя собрания кредиторов»?

Представитель собрания кредиторов выбирается на специальном кредиторском собрании с целью его последующего выступления в арбитражном процессе, представляя интересы всего собрания кредиторов.

Кто скрывается под термином «арбитражный управляющий»?

Арбитражный управляющий – это лицо, проводящее процедуру признания финансовой несостоятельности должника. Он назначается (или выбирается самим должником) из членов саморегулируемой организации (СРО) арбитражных управляющих.

В чем смысл «саморегулируемой организации арбитражных управляющих?

СРО арбитражных управляющих – это отдельная некоммерческая организация, в основе которой лежит членство арбитражных управляющих. Ключевая цель ее работы – регулировка и поддержание оптимального функционирования профессиональной деятельности входящих в нее мастеров арбитражного управления. Это своеобразный «профсоюз», созданный в помощь арбитражным управляющим.

Для чего служит «орган по контролю (надзору)»?

Если у должника, кредиторов и прочих лиц, принимающих участие в процедуре признания должника банкротом, формируются претензии к работе арбитражного управляющего, то они могут подать на него жалобу в специальный федеральный орган по контролю (надзору) за работой СРО арбитражных управляющих.

Что такое «наблюдение» при банкротстве?

Наблюдение – это пока не само банкротство, а лишь некий набор действий, благодаря которым устанавливается судьба должника. Наблюдение обычно подразумевает анализ финансового состояния предприятия, формирование перечня кредиторов и проведение их первого собрания.

Для чего существует «временный управляющий»

Временный управляющий – это тот же арбитражный управляющий, с той лишь разницей, что его назначают в арбитражном суде для грамотной реализации процедуры наблюдения.

В чем задача процедуры «финансового оздоровления»?

Финансовое оздоровление в отношении лица, претендующего на банкротство, служит для того, чтобы восстановить его способность расплатиться с кредиторами и получить возможность погашения всех задолженностей согласно заранее составленному графику.

Какова задача «административного управляющего»?

Административный управляющий имеет функции, сходные с теми, что выполняет арбитражный управляющий, и таким же образом получает свои полномочия в арбитражном суде, однако специфика его работы в том, чтобы проводить процедуру финансового оздоровления.

Что такое «внешнее управление» и «внешний управляющий»?

Под внешним управлением подразумевается то, что над неплатежеспособным предприятием берется своего рода внешнее «шефство», чтобы восстановить его способность платить по счетам. Специально назначить внешнего управляющего для реализации данной процедуры также должен арбитраж.

Что такое «конкурсное производство» и «конкурсный управляющий»?

Конкурсное производство применяют к должнику с целью соразмерно удовлетворить каждого из его кредиторов по части их финансовых требований. Нетрудно догадаться, что руководит этим важным процессом конкурсный управляющий.

Что дает «мораторий» кандидату на признание банкротом?

Когда юристы ведут речь о том, что по отношению к тому, кто имеет задолженность, действует мораторий, это подразумевает, что ему все еще необходимо расплатиться по своим денежным обязательствам, но исполнение уплаты долгов отсрочено.

В чем смысл понятия «вред, причиненный имущественным правам кредиторов»?

Если обстоятельства банкротства складываются так, что кредиторы целиком или отчасти теряют шанс вернуть причитающиеся им денежные средства сполна после того, как имущество должника будет продано на конкурсных торгах, принято говорить о «вреде, причиненном имущественным правам кредиторов».

Что значит «недостаточность имущества»?

Понятие «недостаточность имущества» вводится в обиход в ситуациях, когда конечный размер задолженностей и всех прочих обязательных платежей оказывается больше, нежели сумма, которую предполагается выручить с продажи всех существующих активов (то есть, имущества) должника.

Что подразумевается под «мировым соглашением»?

И, наконец, мировое соглашение – это та процедура, которая способствует закрытию производства по делу о признании финансовой несостоятельности должника. Она одинаково любима как кандидатами на банкротство и профессионалами арбитражного управления, так и самими кредиторами. Действительно: пойти должнику на уступки, смягчив свои финансовые требования, а то и вовсе отказавшись от них – это ли не верх благородства современного бизнесмена?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: