Дробление бизнеса уголовная ответственность - Sps-Studio.ru

Дробление бизнеса уголовная ответственность

К чему придралась налоговая? Разве запрещено работать по удобной схеме, если все честно платят налоги?. Новости по тэгам: ИП, суд, налоги

Дробление бизнеса уголовная ответственность

Всем, у кого несколько юрлиц и ИП! За дробление бизнеса доначисляют налоги

Немного дичи для предпринимателей, директоров и бизнесменов всех мастей. На днях Конституционный суд разобрался в деле волгоградской компании. История такая: налоговая объединила несколько фирм и ИП на разных режимах и доначислила налоги, как будто это была одна компания на общей системе. Получилось около 200 млн рублей к уплате.

Директора обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. Теперь когда-то успешная компания банкрот, счета арестованы, имущество тоже. Предприниматель ждет суда под домашним арестом.

Все попытки обжаловать действия налоговой провалились. Не помог даже Конституционный суд. В такой ситуации завтра может оказаться каждый, кто разделил свой бизнес на несколько фирм и ИП для удобства и выгоды.

Устраивайтесь поудобнее. Это очень важная история с кучей нюансов.

Основное

Делить бизнес на несколько фирм и ИП законно, но опасно. Даже если всё правильно оформить.

Выручку ваших контрагентов, покупателей и партнеров могут признать вашей и доначислить налоги.

Даже если директора этих фирм и ИП подтвердят, что они работают сами по себе, это не поможет.

По закону налогоплательщик сам выбирает, как ему работать. Но налоговая может не согласиться и признать схему преступной.

В законах много непонятного. Чем грозит та или иная схема, налоговая решит на практике. Конституционный суд сказал, что это нормально.

Есть критерии, по которым выгоду признают необоснованной. Список невнятный, открытый и постоянно меняется.

Какую схему использовали для бизнеса?

Предприниматель организовал в Волгоградской области бизнес по продаже инструментов: оптовые склады, розничные точки, интернет-магазин. Дело шло в гору.

Для удобства и экономии бизнес разделили на несколько субъектов. Одна компания занималась арендой и распределяла площади под магазины. Розничные точки оформили на нескольких ИП . Для ремонта и обслуживания инструментов создали еще фирму. И для интернет-магазина тоже.

Закупками и распределением товара занималась главная компания «Мастер-инструмент». Все фирмы и ИП заключили с ней договор о координации бизнеса. Они договорились, что будут развивать один бренд: на ценниках нарисуют один логотип, вывески тоже будут одинаковые. Еще у них будет общая база товаров. Так можно показывать поставщикам большой оборот, получать скидки и отсрочки. Еще можно получить овердрафт на выгодных условиях и меньше тратить на рекламу.

Налоги при этом каждый платит за себя, по своей системе налогообложения. ИП с розницей на вмененке, ремонт на упрощенке. А головная компания была на общей системе налогообложения: с НДС и налогом на прибыль.

Так и работали. А потом пришла налоговая с проверкой.

К чему придралась налоговая?

Налоговая решила, что всё это разделение компания затеяла, чтобы уходить от налогов. Вот если бы весь оборот проходил через одно юрлицо на общем режиме, налогов было бы больше. Никакого ЕНВД и упрощенки бы не было. И отгружать товар в розницу с маленькой наценкой «Мастер-инструмент» тоже бы не смог, а платил бы со всей выручки НДС и налог на прибыль.

Налоговая сложила доходы всех фирм и ИП , которые обслуживали этот бизнес, и пересчитала налоги, как будто это выручка одного юрлица на общей системе. С учетом штрафов и пеней получилось почти 200 млн рублей к доплате. Это особо крупный размер и уголовная ответственность. Максимальный срок — 6 лет.

А если обжаловать такое решение в суде?

Компания пыталась, но не вышло. Удалось на несколько миллионов уменьшить начисления, да и только. На действия налоговой жаловались в разные инстанции, приводили аргументы, показывали документы. Дошли даже до Верховного суда, но ничего не помогло.

Сейчас компанию официально признали банкротом. Кредиторы стоят в очереди за своими деньгами, а директор уже лишился имущества.

Разве запрещено работать по удобной схеме, если все честно платят налоги?

Работать по удобной схеме не запрещено. Минимизация налогов — это законный интерес налогоплательщика. Но только если налоговая не решит, что эту схему придумали, чтобы получать необоснованную налоговую выгоду. А в этой истории получилось именно так.

Директор говорит: мы рационально структурировали бизнес, правильно всё оформили и заплатили в бюджет то, что положено. Никто, мол, не запрещает открыть ИП , продавать через него инструменты в магазине и платить ЕНВД . И закупать товар у поставщиков, а потом продавать его с небольшой наценкой розничным продавцам — это тоже не нарушение.

Все сделки тоже настоящие, с документами и логичными объяснениями. Отчеты сдаются, налоги платятся, трудоустроены десятки человек. Ну неудобно смешивать режимы и направления в большом бизнесе. Многие так работают, и ничего.

Налоговая не согласилась и привела свои аргументы. Выяснилось, что большой магазин разделили на несколько маленьких. ИП оформили на маму, жену и сотрудников. Головная компания работает в убыток. Значит, все сговорились, обманщики и взаимозависимые. А схема преступная. Суды с этим согласились и оставили решение налоговой в силе.

Фирму обанкротили, а человека судят за честный бизнес. Куда смотрит Конституционный суд?

Последняя надежда была на Конституционный суд. Директор подал жалобу, и на днях ее рассмотрели.

Директор просил признать неконституционными сразу несколько статей налогового кодекса. Неточные формулировки позволяют налоговой включать в доходы компании выручку ее контрагентов. При этом сделки никто не оспаривает. Получается, что налоговой базы нет, а налог есть.

Конституционный суд рассуждал так.

Предприниматели должны платить налоги. А налоговая имеет право это проверять и, если нужно, взыскивать недоимки. Желательно, чтобы всё было честно и никто никому не мешал.

Даже ЕСПЧ сказал, что злоупотребления со стороны налогоплательщиков надо пресекать. И он же в свое время подчеркнул, что в российских законах много неопределенных выражений. Как именно их применять, можно узнать только на практике. Вот налогоплательщики и узнают.

В законах нельзя прописать все варианты и схемы ухода от налогов. Если что-то не прописано, это не значит, что за это нельзя наказать. Налоговики придут, обнаружат какую-то хитрую схему, сделают свои выводы и накажут. Даже если в законе нет прямого указания, что конкретно этот формат работы незаконный. (КАТЯ, ОНИ ТАК И СКАЗАЛИ? — ДА, ОНИ ДАВНО ТАК ГОВОРЯТ. — НО ВЕДЬ НЕЛЬЗЯ БЕЗ ВНЯТНОГО ПОВОДА. — ¯_(ツ)_/¯)

Конституционный суд согласился, что налоговая может изучить любой бизнес и признать экономию на налогах необоснованной налоговой выгодой. Например, если операции «не обусловлены разумными экономическими причинами или целями делового характера». (А КТО ЭТУ РАЗУМНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯЕТ? — УГАДАЙ.)

Не перешла ли налоговая грань и соблюдала ли закон, Конституционный суд не оценивает. В итоге жалобу отклонили.

Особое мнение судьи

Судья Конституционного суда К.В.Арановский высказал по поводу этой истории особое мнение. Оно официально опубликовано и содержит много резонансных тезисов.

  • закон не запрещает дробление бизнеса, даже формальное;
  • вести семейный бизнес и оформлять ИП на маму и жену тоже можно;
  • пытаться сэкономить на налогах — не преступление;
  • некоторые выводы налоговой по этому делу сомнительные;
  • за сделки с взаимозависимыми лицами установлена другая ответственность;
  • взаимозависимые лица могут применять спецрежимы;
  • в любых действиях подразумевается добросовестность налогоплательщика;
  • сама по себе недобросовестность — это еще не преступление и за это нет санкций;
  • есть повод проверить законность действий налоговой.

К сожалению, мнение судьи хоть и подвергает сомнению почти все аргументы налоговой в деле о дроблении бизнеса, но вряд ли что-то изменит. Там есть даже предположения о нарушении свободы договора и принципа разделения власти. Это серьезные заявления, но непонятно, что с ними делать. Хотя бы почитайте, чтобы иметь в виду и как-то использовать.

Как понять, что выгода необоснованная? Вдруг я тоже ее получаю и даже не подозреваю об этом?

Необоснованная налоговая выгода — это когда кто-то мог бы платить больше налогов, но что-то придумал и платит меньше. Или когда кто-то не имеет права на льготы или вычет, но заявляет их и пользуется.

Внятные признаки необоснованной выгоды прописали в недавнем законе: он вступит в силу 19 августа 2017 года. Но пока там тоже мало конкретики. Налоговики больше не смогут придраться из-за мелочей и опечаток в документах, но поводов для претензий у них всё равно много. По этому поводу есть письма ФНС и разъяснения Высшего арбитражного суда.

Вот что может быть признаком необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость контрагентов;
  • странные условия сделки;
  • заниженные или завышенные цены;
  • нет контактов делового партнера;
  • есть связи с однодневками;
  • одни и те же сотрудники и помещения;
  • фиктивные сделки только на бумаге.

Это не полный список. Мы подробно рассказывали о новых правилах налоговиков по поводу налоговой выгоды. С тех пор появились рекомендации следственного комитета — о них в следующий раз.

Это шок! У меня тоже могут найти признаки дробления. Но я не хочу нарушать закон. Мне теперь сворачивать бизнес?

Решите, как дальше работать, консультируйтесь с юристами и бухгалтерами. Случиться может всё что угодно.

Само по себе дробление бизнеса — это не нарушение. И если при этом контрагенты связаны между собой — это тоже не говорит о нарушении. Так сказал Верховный суд.

Если вы тоже разделили бизнес, оформили ИП на жену и продаете товар через цепочки фирм, это еще не значит, что вас ждет участь «Мастер-инструмента». Но придется доказывать, что схема создана не для ухода от налогов, а во благо.

Некоторым это удавалось.

У этих компаний тоже было дробление бизнеса, взаимозависимые контрагенты, претензии налоговой и миллионы рублей к доплате. Но обошлось: суд всё отменил и признал, что это законная схема. Может быть, вам тоже повезет. А может, и нет.

Как налоговики распознают дробление. И что за это будет

Налоговые проверки и другие мероприятия налогового контроля возвращаются после приостановки на время пандемии. А значит, налоговики снова будут искать способы наполнить бюджет, и что характерно, за счет бизнеса. Один из способов, который бизнес считает экономией, а налоговики — схемой, это дробление бизнеса. Что это такое, и почему налоговики его так не любят?

Что такое дробление бизнеса

Дробление бизнеса — один из способов налоговой экономии (раньше еще говорили оптимизации, но сейчас это почти ругательство). Суть его в том, что при превышении компанией оборотов свыше 150 млн в месяц, она теряет право использовать упрощенную систему налогообложения.

В результате, компания дробится на несколько формально независимых, но по факту, принадлежащих одному (или группе) выгодоприобретателей, с целью раздробить оборот, и оставить его на уровне, не превышающем 150 млн на каждую компанию. Чтобы продолжить использовать УСН.

Все бы хорошо, но налоговики очень не любят, когда бизнес экономит на налогах. Особенно сейчас, когда у бюджета с другими доходами как-то не складывается. По мнению инспекторов, изложенном в Письме ФНС от 29 декабря 2018 г. N ЕД-4-2/25984.

Налоговые преимущества в форме специальных налоговых режимов установлены только для малого бизнеса и по своей сути призваны создать равные конкурентные условия для всех участников рынка.

Злоупотребления такими преимуществами нивелируют усилия государства по налоговой поддержке малого бизнеса.

Самое интересное то, что законодательно понятие дробления бизнеса нигде не закреплено. Но искать его (и находить) этот факт налоговикам совершенно не мешает.

Бухгалтерский аудит может своевременно указать на риски возникновения таких претензий со стороны налоговых органов.

Поговорим о признаках дробления, на которые налоговики смотрят в первую очередь.

Признаки дробления

Признаков дробления бизнеса ФНС в Письме от 11 августа 2017 г. N СА-4-7/15895@ выделяет 17. А именно:

  1. Разделение компании на несколько, применяющих спецрежимы.
  2. При расширении хозяйственной деятельности в группе компаний, налоговые обязательства не изменились, и даже уменьшились.
  3. Совпадение участников, директоров и конечных выгодоприобретателей в группе компаний.
  4. Все компании в группе осуществляют один и тот же, или сходный вид экономической деятельности.
  5. Новые компании в группе создаются непосредственно перед расширением бизнеса или увеличением персонала.
  6. Компании в группе платят друг за друга. По сути, бюджет у них единый.
  7. Аффилированность (взаимозависимость) участников, руководства и сотрудников компании.
  8. Один и тот же персонал в разных компаниях группы.
  9. Одно и то же оборудование, бюджет, кадры на все компании.
  10. Одни и те же вывески, адреса, контакты, сайты, помещения, склады.
  11. У всех компаний в схеме одни и те же поставщики и покупатели. Либо разные участники схемы являются единственными поставщиками или покупателями друг у друга.
  12. Фактически всей группой управляют одни и те же лица.
  13. На всю группу одна бухгалтерия, HR, кадры, юротдел, служба продаж и закупок, служба логистики.
  14. Одни и те же лица взаимодействуют с госорганами и другими юрлицами.
  15. Предельные значения по площади, оборотам, численности персонала, позволяющие применять спецрежимы.
  16. Данные бухучеты могут указывать на рентабельность производства и прибыли. С учетом вновь созданных компаний в группе.
  17. Поставщики и покупатели в группе распределены с учетом применяемых ими систем налогообложения. НДС-ники к НДС-никам, упрощенщики к упрощенщикам.

Эти доводы налоговики приводят в судах, и особенно стараются строить доказательную базу именно на них. В противном случае, суды могут встать на сторону бизнеса.

Еще один постулат, на который опираются налоговики содержится в статье 54.1 НК. А именно, если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель, то налоговая выгода, полученная по такой сделке, считается необоснованной. Это относится к пункту 11, где поставщики и покупатели — участники одной группы компании.

Что будет за дробление бизнеса?

«Будет, будет. Шашлык из тебя будет» — вспоминается фраза из советского мультфильма. Шашлыка, конечно, не обещают, но и предлагаемый букет — не из приятных.

Так, согласно п. 3 ст. 122 НК, компания, уличенная в дроблении, а значит, в необоснованной налоговой экономии, заплатит штраф в размере 40% от неуплаченной суммы налога. А доначислят ее по полной.

Руководство компании рискует пойти под уголовную ответственность. по статье 199 УК, неуплата налогов. Такая ответственность наступает от 15 млн неуплаченных налогов (или по 5 млн за 3 года), привлечь, кроме генерального директора, могут еще и финансового директора, главного бухгалтера.

Налоговые юристы помогут избежать серьёзных рисков, которые могут возникнуть в результате некорректных действий со стороны бухгалтеров и владельцев бизнеса.

Не стоит забывать и о субсидиарной ответственности, использование которой налоговикам существенно расширили пару лет назад. Контролирующим должника лицом (КДЛ) может быть признаны и его родственники, и друзья, и даже дети. И за счет этих лиц будет взыскиваться недоимка.Причем, эта ответственность может быть и внебанкротной. Если у компании денег на финансирование процедуры нет, налоговики вполне могут подать иск о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности. Но, обычно они это делают, если точно знают, что с них есть что взять.

  • просчитать все риски при дроблении бизнеса,
  • дать рекомендации по снижению налоговых рисков,
  • минимизировать опасность доначисления налогов,
  • предложить оптимальные варианты по ведению бизнеса.
Читайте также  Магазин тканей бизнес идея

Как правильно разделять бизнес

Это, конечно, благая цель, искать необоснованную налоговую выгоду. Но как быть бизнесу на УСН, у которого поставщики тоже на УСН, но при этом обороты превышают разрешенный упрощенной системой предел? Сейчас еще можно по разным видам деятельности комбинировать УСН и ЕНВД, но с 1 января его не будет. Переходить на ОСНО? Можно просто захлебнуться в НДС. Если поставщики его не платят, зачесть его не выйдет.

Правда, в Госдуме сейчас варится законопроект, предусматривающий некий переходный режим для тех, кто превышает обороты для УСН, но не готов перейти на ОСНО. Буквально в эти дни его могут принять.

Данные поправки предполагают переходный налоговый режим для организаций, использующих УСН, и превысивших верхний предел по оборотам (150 млн) не более, чем на 50 млн рублей, а также предел по численности работников (не более 100 чел) не более, чем на 30 человек.

В результате, в следующем году после такого превышения можно будет выбрать стандартные ставки для УСН в 6 или 15%, в зависимости от специфики бизнеса.

Но как быть тем, которые не смогут подойти даже по таким критериям? Тут можно выбрать следующие варианты:

  • Переход на ОСНО. То есть, вести полный бухгалтерский учет, уплачивать НДС, налог на прибыль. Чтобы снизить вредное воздействие НДС, искать новых поставщиков, также работающих с НДС. А также, снижать базу для налога на прибыль подтвержденными документально расходами.

Плюсы — налоговая только одобрит такое решение. Также стоит отметить, что при выявлении дробления налоговики доначислят все тот же НДС, вот только зачесть его, хотя бы частично, не выйдет.

Минусы — возросшая налоговая нагрузка. Также, из-за поиска новых поставщиков и покупателей, возможен временный паралич бизнеса.

  • Разделение бизнеса. Здесь обязательно нужно проконсультироваться со специалистами по налогам. Разделение должно быть с реальным обоснованием экономических целей. К примеру, две совершенно разные линии производства. Выгодоприобретатели должны быть разные, также, как и разные структурные подразделения, разный персонал, бюджет и основные средства. Также разными должны быть поставщики и покупатели.

Грубо говоря, при разделении бизнеса, ничего общего у них остаться не может. Это же касается аффилированности.

Также стоит отдельно упомянуть два правила, соблюдение которых окажет подспорье в доказательстве правомерности разделения бизнеса:

  • компании в группе должны заниматься разными видами экономической деятельности.
  • Имущество у этих компаний тоже разное.

Правда, иногда предприниматели применяют уловки, при которых, к примеру, большое производственное помещение дробится на более мелкие части, это регистрируется в Росреестре на разных собственников. Формально, имущество принадлежит разным компаниям (или их бенефициарам). По факту, налоговики могут легко проверить и это.

Но в итоге, налоговикам и бизнесу нужно будет грамотно обосновывать свои позиции в суде. И доказать правомерность своих действий именно суду. А уж суд решит, кто из них прав.

Несмотря на то, что налоговое законодательство является достаточно жестким, оно даёт бизнесменам разные варианты разработки налоговой политики в организации. Для одних фирм в налогах огромный удельный вес имеет НДС, для других — заработная плата. Специалисты ГК Бизнес-Гарант могут предложить решение для улучшения любой ситуации. Эксперты-практики ГК Бизнес-Гарант с опытом работы более 14 лет действуют на основе ГК и Налогового Кодекса. Они принимают во внимание многолетнюю практику использования закона налоговыми органами. Не дают пустых рекомендаций, каждая проверена в деле в практике. Каждую задачу решают комплексно и с индивидуальным подходом к вашему бизнесу

Дробить — не разделять? Незаконное дробление бизнеса в 2019 году

29 декабря 2018 года Федеральная налоговая служба опубликовала Письмо № ЕД-4-2/25984, которым направила фокус работы инспекторов на борьбу с незаконным дроблением бизнеса. Действительно, дел о выявлении незаконных схем оптимизации налогов прибавилось. Как правило, в арбитражных судах они заканчиваются в пользу государства. Тем не менее, желающие рискнуть находятся до сих пор. Возможно, что многие не до конца разделяют понятия «незаконное дробление» и «законное разделение». Попробуем разобраться.

Деловая цель или есть, или нет

Оптимизация — важный инструмент любого бизнеса, с помощью которого можно не только экономить, но и находить финансовые резервы, например, за счет перераспределения основных средств, возврата неправильно рассчитанных налогов и т.д. Именно такие резервы часто обнаруживаются во время комплексного аудита. Возможность снизить налоговую нагрузку за счет применения специальных режимов (УСН, ЕНВД) — способ «оптимизации», чаще всего осуществляемый путем незаконного дробления.

Кроме нелегального применения спец. режимов, формальное дробление в группе компаний может иметь целью необоснованное занижение доходов/завышение расходов, незаконное возмещение НДС или налоговых вычетов.

Иногда в процессе развития бизнес сталкивается с необходимостью развести учет, управление, финансовые потоки и т.д. Например, вы занимались производством колбасы, а потом решили, что вполне можете продавать колбасу самостоятельно, да еще и возьмете на реализацию сосиски от других поставщиков. В этом случае вы делите производственную и торговую деятельность на два бизнеса, развиваете бизнес путем разделения на самостоятельные единицы, нанимаете людей соответствующего опыта на руководящие позиции, оплачиваете аренду различных помещений и т.д., то есть действуете в соответствии с явной деловой целью.

Один из главных признаков «серой» схемы — отсутствие деловой цели. Например, вы продаете колбасу в своих магазинах ООО «Вини-Пух» (учредитель Иванов И.И.), а интернет-магазин по продаже той же колбасы зарегистрирован на ИП Иванов И.И. Очевидно, что никакой деловой цели в подобном дроблении нет, исключительно злой умысел и желание воспользоваться льготной системой налогообложения.

Если делится компания, обязанная применять ОСНО, на группу компаний, применяющих льготные режимы, для экономии на НДС и налоге на прибыль, то такое деление не имеет деловой цели и является незаконным дроблением.

Быстро избавиться от использования «серой» схемы не удастся. Инспектор, наверняка, найдет негативные признаки, указывающие на искусственное дробление и отсутствие деловой цели. Кстати, Верховный суд РФ готовит постановление, в котором сроки давности за налоговые преступления возможно будут отменены.

Соблазн же для бизнеса велик! Считайте сами. Предположим, у вас ООО на ОСНО, средняя выручка равна 800 млн. руб. в год, рентабельность 20%, при этом налог на прибыль составляет 32 млн. руб. и около 30 млн. руб. — НДС. Итого в бюджет придется заплатить примерно 62 млн. рублей. На «упрощенке» (доходы – расходы) налог не превысит 24 млн. руб.

История вопроса

Интересно, что далеко не во всех странах дробление бизнеса выносится за скобки закона, скорее наоборот. Да и в России так было не всегда. Только с 2014 года, когда была накоплена достаточная судебная практика, налоговые органы взялись за деление, достигнув к 2019 году пика борьбы.

С начала же 2000-х годов только ленивый не использовал дробление для экономии на налогах. Крупный бизнес практически поголовно дробился, переходя на специальные режимы, принятые для поддержки малого бизнеса: упрощенная (УСН), патентная (ПСН) или единого вмененного налога (ЕНВД).

Цена ошибки

Последствия выявления незаконного «дробления» — многомиллионные доначисления и штрафы (40% от неуплаченных налогов согласно п.3 ст. 122 НК РФ). То есть, если налоговый инспектор докажет, что вы получали необоснованные налоговые льготы умышленно, разделив большую компанию на несколько маленьких, вам придется заплатить государству доначисленные налог на прибыль и НДС, а также штрафы и пени. Зачастую это просто колоссальные суммы, приводящие компании к банкротству.

Кроме того, довольно распространены случаи субсидиарной (персональной) ответственности собственников и должностных лиц, например, если компания не в состоянии оплатить доначисления. В этом случае расплачиваться за незаконное дробление придется из своего кармана, а в некоторых случаях за умышленную неуплату или неполную уплату налогов при доначисленной сумме свыше 5 млн. руб. предусмотрено уголовное наказание (ст. 199 УК РФ).

Отягчающим в суде обстоятельством будет считаться факт того, что руководитель одной из компаний в группе фактически им не является!

Фигурантом уголовного дела может стать не только сотрудник компании, должностное лицо, но человек придумавший «серую» схему. Это может быть бухгалтер или даже сторонний налоговый консультант.

7 основных признаков фиктивного дробления

Итак, что же выдает в налогоплательщике фактически «преступника»? В Письме ФНС от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@ закреплен целый перечень из семнадцати признаков, указывающих на незаконное дробление. Надо сказать, что сам по себе ни один из признаков нарушением не является. Тем более, что в налоговом кодексе понятие «незаконное дробление» отсутствует в принципе. На умышленное дробление должна указывать совокупность критериев. Не будем дублировать документ, попробуем выделить семь наиболее явных признаков дробления.

Признак № 1. Взаимозависимость субъектов (аффилированность)

Например, ООО «Книга» осуществляла полиграфическую деятельность, используя ОСНО. В какой-то момент компания решила сэкономить на налогах и раздробилась на несколько ИП: ИП Иванов отвечает за производство, ИП Петров за закупку для него бумаги, ИП Алексеев продает готовую полиграфическую продукцию и т.д. При этом Иванов, Петров и Алексеев дружат с 1 класса, ведут схожую деятельность и практически не могут быть самостоятельными деловыми единицами. Как налоговая об этом узнает? В ходе выездной налоговой проверки налоговый инспектор обязательно использует возможность поговорить с сотрудниками или даже допросить их.

Реальный кейс. Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2018 N 307-КГ18-21360 по делу N А05-14805/2017. Налоговый орган доначислил ИП более 6,5 млн. руб. налога, уплачиваемого при УСН и пени, «объединив» его бизнес с бизнесом его жены. Налоговый орган доказал, что ИП имея в собственности торговые площади заключил договор аренды со своей женой, передав ей «на бумаге» часть торговой площади, чтобы формально уменьшить площадь магазина и применять ЕНВД. В подтверждение своей позиции налоговики привели следующие аргументы: жена ИП была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя незадолго до заключения первого договора аренды нежилого помещения (магазина), при этом до появления у налогоплательщика информации о проведении выездной налоговой проверки не вносила арендную плату, самостоятельную предпринимательскую деятельность не осуществляла и доходами от реализации товаров не распоряжалась. Вместе с тем магазин функционировал как отдельный единый торговый объект, единственным собственником которого является заявитель; разделение торговых площадей в магазине и ассортимента товаров носило формальный характер, выручка от продажи товаров поступала предпринимателю независимо от кассы поступления.

Признак № 2: Единый центр управления

Например, когда собственник и руководитель нескольких юридических лиц — фактически одно лицо. Так, не в пользу налогоплательщика выглядит история, когда все финансы лежат на счетах головной компании, а остальные фирмы функционируют практически без денег.

Определение ВС РФ от 05.09.2018 № 308-КГ18-12753 по делу № А32-44581/2017 Организации доначислили НДС, налог на прибыль, пени и штрафы в общей сумме более 15 млн. руб., включив в ее доходы выручку еще двенадцати компаний, применявших ЕНВД.

Налоговый орган заинтересовали компании, работавшие под одним брендом сети ресторанов быстрого обслуживания, которые были учреждены одним физлицом. При проведении проверки выяснилось, что руководство и координация деятельности всех компаний осуществляется одним лицом — их учредителем, бухгалтерия, отдел маркетинга и т.п. располагаются в одном офисе и обслуживают деятельность всех ресторанов. На допросе учредитель подтвердила, что создание нескольких юридических лиц было необходимо для применения ЕНВД.

Признак № 3: Отсутствие коммерческой выгоды

Например, компания разделилась на несколько фирм, при этом прибыль значительно снизилась.

Признак № 4. Единый статический IP-адрес

Подключение к системе «клиент — банк» с одного IP-адреса является признаком использования одного компьютера для нескольких компаний, а следовательно, пусть и не абсолютно, но все же указывает на единый центр управления и фиктивное деление.

Признак № 5. Подконтрольные лица не самостоятельны

Когда управление группой компаний осуществляется в одном офисе, одними и теми же людьми, учет ведется одним бухгалтером. Частный случай признака № 2.

Признак № 6. Создание участников схемы

Для сохранения права применения специального режима в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала. Пример. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03.08.2018 N Ф10-2644/2018 по делу N А48-2167/2017 (Определением Верховного Суда РФ от 05.12.2018 N 310-КГ18-19704 отказано в передаче дела N А48-2167/201 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления).

Инспекцией ФНС России по г. Орлу проведена выездная налоговая проверка ООО «Торговый дом «Невский», по результатам которой доначислены налоги, пени, и налоговые санкции. Сумма доначислений — более 128 млн. руб.

Суды пришли к выводу о создании ООО «Торговый дом «Невский» схемы ухода от налогообложения путем дробления бизнеса с использованием взаимозависимых «технических» организаций — ООО «Торгсервис» и ООО «Торгсервис плюс», применяющих упрощенную систему налогообложения. Денежные средства, полученные данными обществами от реализации товаров ООО «Торговый дом «Невский», являются, исходя из подлинного экономического содержания доходом самого общества, в связи с чем они подлежат включению в налогооблагаемую базу в целях исчисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

В обоснование решения налоговым органом были приведены следующие аргументы: компании осуществляли один и тот же вид экономической деятельности, располагались по одному юридическому адресу, имели расчетные счета в одном и том же банке, пользовались одними IP-адресами, право первой подписи документов от имени всех организаций имели одни и те же лица (в заявлении на заключение договора о предоставлении услуг с использованием системы дистанционного банковского обслуживания было указано на «совместное использование электронного ключа с ООО «Торговый дом «Невский»).

Признак № 7. Все общее

Сайты, офисы, вывески, телефоны и т.д. Счета всех организаций в группе компаний находятся в одном банке.

Повторимся, ни эти, ни один другой признак не является абсолютным доказательством незаконного деления, тем более, если вы можете документально обосновать коммерческую целесообразность разделения. В суде случаи признания права налогоплательщика на разделение бизнеса случаются, хотя и значительно реже, чем обвинительные приговоры за умышленное уклонение от уплаты налогов.

Дробление бизнеса: главные ошибки и проблемы

Когда можно и нельзя дробить бизнес

Группы компаний – это реалии любого российского бизнеса, утверждает управляющий партнер ЮП Юридическое партнерство «Курсив» Юридическое партнерство «Курсив» Региональный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры Профайл компании × Мария Ильяшенко. При этом не важно, сколько фирм входит туда – сотня разнопрофильных акционерных обществ или ИП плюс ООО. Подобные структуры формируются под воздействием различных факторов: от банального выбора новых направлений работы до попыток диверсифицировать риски или желания продать часть бизнеса.

Читайте также  Как подготовить бизнес проект?

Бывают и другие причины. На прошедшем ПМЭФ-2021 глава «Русала» заявил, что их алюминиевый холдинг разделится к середине 2022 года на две компании, чтобы «реализовать программу развития каждой группы активов с наибольшей эффективностью». А крупной строительной ГК «Интарсия» пришлось распасться на несколько самостоятельных фирм из-за кризисного сокращения рынка госзаказа, где они лидировали.

В любом случае разделение организации должно быть обосновано деловыми целями, подчеркивает директор департамента налоговых услуг и цифровых решений ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Александр Григорьев: «Налоговая экономия не может быть первоосновой такого решения, иначе риски доначисления налогов, пеней и штрафов очень высоки». Тем более, что в последнее время распад бизнеса на несколько юрлиц ассоциируется у налоговиков с минимизацией налогового бремени, замечает партнер ЮФ Forte Tax & Law Forte Tax & Law Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 19 место По выручке × Антон Кабаков.

По его словам, решаясь на такую реорганизацию, надо заранее начинать готовиться к диалогу с инспекцией. Потому важно, чтобы все новые структуры самостоятельно приобретали товары, материалы и оплачивали другие расходы, подчеркивает гендиректор НЮК Митра Митра Федеральный рейтинг. группа Природные ресурсы/Энергетика × Юрий Мирзоев. Каждая организация должна сама начислять и перечислять зарплату работника, иметь собственную бухгалтерию и отдел кадров, говорит эксперт. А вот дробить бизнес с целью налоговой экономии сейчас в принципе нельзя, предупреждает Мирзоев: «Риск налоговых доначислений максимальный».

Если разделение организации носит искусственный характер, не преследует деловых целей, а только желание снизить налоговую нагрузку, то это точно риск. А если есть понятная деловая цель, то риски минимальны.

Причем если несколько лет назад под неправомерным «дроблением» подразумевалось незаконное применение льготных налоговых режимов, то сегодня даже создание двух ООО на общей системе налогообложения может вызвать вопросы у налоговиков. Речь идет о случаях, когда руководители этих организаций пытаются применять льготы по страховым взносам, предусмотренные для малых и средних предприятий, объясняет Ильяшенко.

Вместе с тем налоговики все же разделяют законное и незаконное дробление бизнеса. В этом году ФНС разъяснила их отличия в собственном письме:

Законное дробление бизнеса

Незаконное дробление бизнеса

Компании работают самостоятельно и на свой риск.

Организационно единая работа ведется от имени нескольких формально самостоятельных фирм.

Управленческие решения принимают сами руководители этих налогоплательщиков.

Управление разными фирмами координируется одними и теми же лицами.

Ведут деятельность с использованием собственных и достаточных ресурсов.

Компании для работы используют общие ресурсы: трудовые или технические.

Главная ошибка «дробления»

За незаконное дробление бизнеса компании помимо доначисленных налогов еще придется заплатить штраф в 40% от этой суммы (п. 3 ст. 122 НК). Самая распространенная ошибка в таких случаях – «собрать» совокупность обстоятельств, которые указывают на несамостоятельность работы компаний, замечает старший налоговый юрист ЮФ Гин и партнеры Гин и партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании × Мария Лоецкая. Единый центр управления и сеть контрагентов, общие офисы и кадровый ресурс, одни и те же телефоны с МАС-адресом привели к тому, что АО «ТК Артекс» доначислили более 100 млн налогов (дело № А40-21352/2018).

Как бы предприниматели ни пытались оформить документы и структурировать бизнес, чтобы ввести налоговую в заблуждение – не получится. Все равно будут ошибки, и если назначат выездную проверку этого налогоплательщика, то по ее итогам доначислят налоги, штрафы, пени. Судебная же практика по такой категории дел однозначно складывается в пользу налоговых органов.

Если единый производственный процесс делят между разными компаниями, которые остаются связанными по работе друг с другом, то такое дробление тоже посчитают искусственным. Так произошло в делах № А27-24746/2019, № А11-12406/2018, № А40-232577/2019 и № А59-5764/2017.

Компании часто попадаются на формальном разделении бизнеса, когда, к примеру, при допросе гендиректора и сотрудников организации, применяющей льготный режим налогообложения, выясняется, что реальное руководство ведется менеджментом «головной компании». То есть персонал фактически работает на все компании группы из одного помещения, а разделение сфер деятельности фирм, входящих в группу, весьма условно.

Что еще «подводит» бизнесменов

А вообще, по словам Ильяшенко, все ошибки бизнесменов в таких случаях делятся на две группы: те, которые позволяют налоговым органам выявить дробление бизнеса и те, которые помогают доказать его незаконность.

К первой относится взаимозависимость. Сама по себе она не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Но на практике не бывает дел о дроблении, в которых не устанавливался бы такой критерий, замечает эксперт.

Налоговики могут выявить взаимозависимость на основании сведений из ЕГРЮЛ: один учредитель, один руководитель, один юридический адрес и одна дата регистрации. Подобная информация помогла инспекции доначислить более 36 млн руб. налогов компании в деле № А54-6162/2017. Так что бизнес, в котором «100500» фирм зарегистрированы на одного учредителя, в первую очередь оказываются под пристальным вниманием ФНС, предупреждает Ильяшенко.

Внимание налоговиков привлекут и случаи, когда налогоплательщик переводит свою деятельность, работников или основные средства на новую компанию по одной простой причине – фирма по ряду показателей приблизилась к лимитам, установленным для применения специальных налоговых режимов. На этом «попались» «Стародубские колбасы» (дело № А09-8586/2017) и дальневосточный ресторан «Седьмое небо» (дело № А59-3874/2018).

Высоки риски и при работе с фирмами-«однодевками». Если хотя бы одна фирма напрямую взаимодействует с сомнительными контрагентами, то налоговики могут начать присматриваться ко всей структуре, говорит Ильяшенко. Именно с таких фактов начались дела о дроблении бизнеса № А71-48/2018 и № А12-1656/2018.

Порой компании сами провоцируют налоговиков их проверить. Фирмы показывают убытки, но обращаются за возмещением НДС из бюджета. Инспекция понимает, если есть центр убытков, то должен быть и центр прибыли, который обычно находится под льготным режимом налогообложения, замечает эксперт. Так и произошло в деле № А12-15531/2015.

Интерес у налоговой службы к организациям может возникать и по более экзотическим причинам. Одна из них – регион постановки на налоговый учет. По наблюдениям Ильяшенко, в некоторых субъектах России проверяющие уделяют больше внимания схемам дробления бизнеса. Так, в Новосибирской области подобных дел в судах было меньше пяти за последние четыре года. А вот в соседней Кемеровской области – только за последний год шесть споров. Безусловным лидером по таким разбирательствам за последний год стала Волгоградская область.

Чем подтверждают искусственный раздел фирм

Среди доказательств, которые позволяют доказать незаконность дробления бизнеса, выделяется наличие общих финансовых ресурсов у компаний. Снять два разных офиса, чтобы отвести от себя подозрения, не получится, говорит Ильяшенко. У налоговиков вызовут вопросы транзитные переводы средств между фирмами «по договорам беспроцентного займа» (дела № А05-9428/2016, № А40-9440/2018) и «договору дарения» (дело № А05-13752/2019). Доказательствами в пользу инспекции также станут отсутствие прибыли (дело № А19-273/2016) и завышенные расходы по услугам взаимозависимых лиц (дела № А74-9292/2015 и № А19-13615/2014). Кроме того, в подобных спорах есть большая вероятность, что налоговый орган неправильно рассчитает размер доначислений, констатирует юрист налоговой практики Crowe CRS Legal Crowe CRS Legal Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × Евгения Заинчуковская: «А бремя опровержения расчетов налогового органа ляжет на налогоплательщика».

Территориальное дробление бизнеса, по моему мнению, пример, к которому реже всего возникают претензии у налоговых органов. Допустим, несколько розничных торговых компаний в разных регионах. Каждая бизнес-единица обычно обладает полным набором: от собственного руководителя до своих хозяйственных связей. Если при этом правильно оформлено владение и финансовые потоки откорректированы, то риск претензий инспекции будет максимально снижен.

Наряду с этим использование разных систем налогообложения в группе лиц может способствовать решению предпринимательских задач, замечает Наталья Маликова из VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Банкротство (включая споры) 2 место По выручке 3 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 8 место По количеству юристов Профайл компании × . Так, в деле № А12-2866/2019 суд указал, что строительный бизнес волгоградские ООО «КЖИ» и «ДСК-1» вели через два юрлица, чтобы охватить разные сегменты рынка сбыта: покупатели с НДС и без НДС.

Правда, создать другую компанию под новый вид деятельности всегда проще и безопаснее, нежели разделять уже существующую структуру или переводить заключенные контракты и персонал на новое юрлицо, резюмирует Григорьев.

Борьба ФНС России с дроблением предприятий: кейс из судебной практики

Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО»

специально для ГАРАНТ.РУ

Иметь несколько юридических лиц на территории России не крупным предпринимателям опасно: могут признать номинальным директором с последующей блокировкой счетов всех юридических лиц, крупным уроном репутации компании и предвзятым отношением со стороны налоговых органов.

Так, налоговики в письме ФНС России от 29 декабря 2018 г. № ЕД-4-2/25984 призывают свои подразделения обратить пристальное внимание на случаи дробления бизнеса. Официально термина «дробление бизнеса» в законодательстве не закреплено, но фактически он означает регистрацию нескольких предприятий на свое имя или на имя родных и близких. В письме отмечается, что в основном явление происходит в тех сферах бизнеса, где предусмотрены специальные налоговые режимы, такие как УСН, ПСН и т. п., которые были созданы с целью развития малого бизнеса и его конкурентоспособности.

Для борьбы с дроблением бизнеса с целью ухода от общего налогообложения ФНС России призвало своих сотрудников повысить уровень работы в контрольно-аналитическом направлении. Налоговики в своем письме ссылаются на судебную практику по ряду дел по применению ст. 54.1 Налогового кодекса.

Например, у предпринимателя есть две компании, одна из них на ОСН, а другая – на УСН. ФНС России воспринимает такое деление как дробление бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Налоговые органы приложат все силы для применения к компании, которая находится на специальном режиме, общей системы налогообложения и начислят дополнительный НДС.

Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 введено понятие необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода – это уменьшение налогооблагаемой базы, получение льгот по уплате налога, применение специальных режимов и получение права на возврат налога.

Судом отмечено, что при анализе следует обратить внимание на такие факты как:

  • отсутствие у налогоплательщика реальных возможностей вести экономическую деятельность;
  • недостаток персонала для осуществления деятельности;
  • учет только тех операций, которые необходимы для получения выгоды;
  • совершения операций по движению товаро-материальных ценностей не было или было в том объеме, который не соответствует реальности.

Выделю признаки, по которым налоговые органы легко вычислят факты получения необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость: часто при делении бизнеса юридические лица оформляют на родственников, друзей, партнеров и т. д., дабы избежать рисков потери компании;
  • номинальный директор: предприниматели стараются избежать внимания ФНС России и обращаются к услугам номинальных директоров, а не родственников. Такие подставные лица только формально являются руководителями фирмы, а на деле не имеют никакого отношения к управлению компанией. Этот признак самый опасный: слишком высок риск не только проблем с налоговыми органами, но и вовсе потери бизнеса.

Юрлицо вправе обратиться в арбитражный суд для защиты своих интересов, если компания не согласна с решением налогового органа.

ОАО в арбитражном суде Калужской области решило оспорить обвинение межрайонной ИФНС России в совершении налогового правонарушения, которое выразилось в уплате налогов в неполном размере. Налоговый орган доначислил налоги на сумму свыше 33 млн руб.

Свое решение ИФНС России основывала на выводе о дроблении бизнеса, в связи, с чем произошло уменьшение налогооблагаемой базы.

Заявитель не согласился с выводами о «дроблении бизнеса» и заявил, что налоговой инспекцией не доказана взаимосвязь между ОАО и еще четырьмя ООО с похожими названиями с целью получения необоснованной налоговой выгоды через создание формального документооборота, а также что часть выручки была выведена из-под базовой системы налогообложения.

Суд не поддержал требования налогоплательщика, обосновав свое решение следующим образом.

Налоговая инспекция при анализе финансово-хозяйственной деятельности «аффилированных» предприятий пришла к выводу, что она осуществлялась формально без деловой цели и была направлена на минимизацию сумм налогов по ОСН (налог на прибыль и НДС).

Цитируя Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судом замечено, что налогоплательщики, чья деятельность направлена на получение налоговой выгоды, с экономической точки зрения оправдана и данные, которые задекларированы в налоговой и бухгалтерской отчетности, являются верными.

Однако если суд установит, что получение дохода происходит исключительно за счет налоговой выгоды в отсутствие какой-либо хозяйственной деятельности, в получении этой выгоды может быть отказано.

В ходе проводимой проверки было установлено, что:

  • ОАО, дата регистрации: 28 декабря 1992 г., система обложения: общая;
  • ООО 1, дата регистрации: 2 июля 2013 г., адрес предприятия тот же, что и у ОАО, система обложения: упрощенная;
  • ООО 2, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 2 по доверенности, то же, что и у ООО 1, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 3, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 3 по доверенности: то же, что и у ООО 1 и ООО 2, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 4,дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 4 по доверенности: то же, адрес предприятия: тот же, учредитель является членом совета директоров ОАО, система обложения: упрощенная.

ОАО имеет все необходимые внеоборотные активы для ведения деятельности, все прочие общества в период с 31 декабря 2013 г. по 31 декабря 2014 г. внеоборотных активов на балансе не имели. Отсутствовала собственная производственная база, которая необходима для данного производства.

Читайте также  Бизнес по изготовлению сыра

Указанные общества 1 января 2014 г. в аренду получили оборудование, складские и промышленные помещения и автотранспорт для ведения деятельности от ОАО. Налоговые органы, исследуя договоры аренды, установили, что всем ООО было передано одно и то же оборудование и помещения с посменным графиком работы. В качестве арендной платы значились налог на имущество и амортизационные отчисления. Иные платежи не были предусмотрены. По арендованным машинам общества не несли никаких расходов, включая ГСМ. Все расходы несло ОАО.

Кадровое и бухгалтерское обслуживание обществ также осуществлялось ОАО по договору об оказании услуг.

Дисциплинарные взыскания на сотрудников обществ накладывались руководством ОАО, а не обществ. Таким образом вырисовывается картина полного контроля со стороны ОАО над деятельностью обществ.

Кроме того, в бухгалтерских документах списание сырья отражено, как собственное производство, то есть ОАО занималось производством без делегирования кому-либо.

Таким образом, ИФНС установила замкнутый характер финансово-хозяйственной деятельности между обществами и ОАО. Договоры между ОАО и обществами заключались без экономической целесообразности. Договоры займов, где общества выступают в качестве заимодавцев, заключаются на суммы, которыми последние не располагают.

После того, как доход ООО 1 приблизился к предельному значению, ограничивающему право применения упрощенной системы налогообложения, его финансово-хозяйственная деятельность прекратилась. ОАО стало использовать счета другого общества – ООО 2.

В результате анализа документов, предоставленных ИФНС, суд согласился с доводами последней, что финансовая сторона деятельности обществ не обладала признаками самостоятельности, денежные потоки аккумулировались в конечном счете в ОАО, которое осуществляло контроль за направлением расходов обществ.

Перечислим признаки «дробления бизнеса», которые были усмотрены судом в данном деле:

  • уплата налога по упрощенным системам обществами вместо ОАО, который фактически осуществлял реальную деятельность;
  • уменьшение налоговых обязательств при отсутствии расширения хозяйственной деятельности;
  • выгодоприобретатель от работы всех ООО-ОАО;
  • все общества ведут идентичный вид экономической деятельности;
  • все общества созданы одновременно накануне расширения производственных мощностей;
  • взаимоконтроль расходов;
  • отсутствие у обществ основных и оборотных средств;
  • служебная взаимозависимость между ОАО и обществами;
  • одни и те же юридические адреса, складские помещения, контактные данные;
  • заключение договоров между обществами либо с одними и теми же лицами;
  • ведение бухгалтерского и кадрового учета одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности близки к предельным значениям применяемой системы налогообложения.

Суд нашел, что данная схема использовалась руководством ОАО для сокрытия реального дохода с целью снижения налогооблагаемой базы и получения налоговой выгоды.

Суд принял решение на основе:

  1. Определения Конституционного суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-О и Определения КС РФ от 4 ноября 2004 г. № 324-О: оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок на предмет их действительности. Сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиков;
  2. П. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»: налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
  3. Определения КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации», что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора;
  4. постановления Арбитражного суда Центрального округа от 3 августа 2018 г. по делу № А48-2167/2017;
  5. постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 августа 2017 г. по делу № А70-13347/2016.

Дробление бизнеса

Компания «Стройбилдинг» строила многоквартирные дома, мойки, насосные станции и торговые центры в Твери. Заказчиком была компания «Тверьстрой». Вместе со Стройбилдингом на этих же объектах строительством занимались другие компании.

Стройбилдинг работал и платил налоги, но однажды налоговая попросила доплатить 112 млн налога на прибыль, 182 млн — на добавленную стоимость, 13 281 рублей пени и 10 000 рублей штрафа. А всё из-за дробления бизнеса.

Что такое дробление бизнеса

В судебных решениях встречается выражение «дробление бизнеса». Это ситуация, когда компания распределяет работу между разными компаниями. Например, владелец компании открывает дополнительный бизнес — ИП или ООО на свое имя или имя родственников.

Необоснованная налоговая выгода — в статье на «Деле»

Ничего незаконного в дроблении бизнеса нет. Каждый может открыть хоть десять компаний: одна производит, другая продает оптом, третья — в розницу, а четвертая — ведет фермерское хозяйство, о котором давно мечтал владелец. У каждой компании — свой бизнес, каждая платит налоги. Государству даже лучше: налогов с нескольких компаний больше, чем с одной.

Налоговой не нравится, когда компании делятся, чтобы получать необоснованную налоговую выгоду. Всю работу может вести одна компания, а ведут несколько: одна кладет кирпичи, другая привозит гвозди, а третья — их забивает. У всех разные системы налогообложения. Клиент платит им троим то, что заплатил бы одной. В итоге выручка, как у одной компании, а налогов они платят меньше. Налоговая устраивает проверку.

Так случилось с нашим Стройбилдингом. В той истории кроме Стройбилдинга в строительстве работали компании «Монтажстрой», «Надежда», «Новострой», «Рубин», «Стройдом», «ТСК», «Стройальянс», «Стройкомплекс», «МДС», «Реалстрой» и «Стройтехника».

Спокойно, запоминать их необязательно. Главное, что надо знать, — компании по бумагам делили между собой разные участки работы, хотя большой необходимости в этом не было.

Стройбилдинг работал на общей системе налогообложения с НДС, другие компании— на упрощенке 6%.

Учредителем Стройбилдинга была мать директора Тверьстроя, компании-заказчика. Она же открыла все эти компании, которые работали на стройке.

60% доходов от заказчика получал Стройбилдинг, а всё остальное — другие компании. Налоговая решила, что все эти компании договорились разделить бизнес, чтобы платить меньше налогов. Одна компания на общей системе налогообложения заплатила бы больше, чем все они на упрощенке.

Открывать компании с разными системами налогообложения — законно. Проблемы начинаются, если компании делят бизнес специально, чтобы уйти от налогов.

Подозрительные признаки

Налоговая выгода — уменьшение налогов: вычеты, налоговые каникулы, уменьшение доходов на расходы на упрощенке.

Необоснованная налоговая выгода — незаконное уменьшение налогов: фиктивные расходы, работа с фирмами-однодневками.

В Налоговом кодексе нет четких указаний, когда можно дробить компании, а когда — нет. Получается, компании не знают, когда работают законно, а когда налоговая заподозрит необоснованную налоговую выгоду. Опираться можно на судебную практику, но она тоже неоднозначная.

Налоговая говорит, что все сделки должны быть связаны с целями деятельности компании. Это означает, что владелец может открывать сколько угодно ИП и ООО, если это полезно для его бизнеса: так он больше заработает, привлечет инвесторов или работать будет удобнее. Плохо, если он дробит бизнес специально, чтобы снизить налоги.

У владельца две компании. Одна — производит мебель, другая — ремонтирует мебель. Производителю выгоднее работать на основной системе налогообложения, а ремонтной мастерской — на ЕНВД. У них разные клиенты и разные источники доходов. Налоговая такие компании обычно не трогает.

Есть и другие схемы. В августе 2017 налоговая выпустила письмо и обозначила признаки, по которым будет ловить компании за дробление бизнеса. Вот, как признаки настораживают налоговую:

  • производственный процесс разделился между разными компаниями, которые работают на упрощенке или ЕНВД. То есть компания могла платить налог на прибыль и НДС, но разделилась и теперь платит 6% с дохода или ЕНВД;
  • после дробления выручка и налоги компаний снизились или не изменились;
  • владелец бизнеса, участники бизнеса и их сотрудники стали больше зарабатывать;
  • компании занимаются одной деятельностью. Например, обе ставят пластиковые окна;
  • компании разделились перед расширением бизнеса;
  • одна компания списывает расходы за счет услуг другой компании. Например, раньше компания производила и отвозила товар покупателям сама. Она работала на общей системе налогообложения. Потом владелец открыл еще ИП, заключил между своей компанией и ИП договор на перевозку. Получается, он заключил договор с самим собой. С такой схемой он заплатит меньше налогов;
  • компании взаимосвязаны: у них один директор, между директорами есть родственные связи или в компаниях работает один и тот же бухгалтер;
  • общий персонал;
  • одни и те же вывеска, сайт, адрес, кассовая техника, терминалы, айпи-адрес;
  • общие покупатели;
  • счета в одном банке;
  • одна компания — поставщик для другой;
  • бухучет, кадровый учет, подбор персонала, юридическое сопровождение ведут одинаковые партнеры;
  • компании почти подошли к предельным значениям для спецрежимов налогообложения. Например, доход почти достиг 150 млн рублей, и тогда компании разделились;
  • у компаний после разделения снизились рентабельность и прибыль;
  • компаний две, но в сделках от обоих компаний выступает один и тот же человек.

Взаимозависимые компании — в статье на Деле

По одному признаку нельзя сказать, что компании дробят бизнес, чтобы не платить налоги. Налоговая устроит проверку и будет собирать как можно больше доказательств. Проверит не только бумаги и сделки разделившихся компаний, но еще их поставщиков и покупателей.

    Давайте опять к Стройбилдингу. Вот, с какими доказательствами незаконного дробления налоговая пошла в суд:
  • все компании были взаимозависимыми. То есть они могли договариваться о сделках и влиять на их результат;
  • Стройбилдинг мог и один справиться со всеми работами, но привлекал фиктивные компании, чтобы разделить между ними доходы и платить меньше налогов;
  • все компании зарегистрировались по одному адресу, собственником здания был заказчик — Тверьстрой. В один момент все компании, кроме Стройбилдинга, перерегистрировались на другой адрес;
  • в компаниях работал один и тот же персонал. В Стройбилдинге они работали на постоянке, а в других компаниях — по совместительству;
  • кроме оплаты труда и НДФЛ у компаний не было других расходов, которые обычно бывают, когда компании ведут реальную деятельность.

Суд Стройбилдинга длится с 2015 года. Пока суд на стороне налоговой, но дело не закрыто.

Дробление без наказания

Налоговая часто выигрывает дела, но не всегда. Компании ничего не грозит, если она докажет, что:

  • разделила бизнес, потому что так выгоднее работать. Например, одна компания занимается только оптом, там удобно работать с НДС, другая — розницей, там выгодно на ЕНВД;
  • компании занимаются разной деятельностью. Одна закупает металл, другая производит из него котлы;
  • в компаниях работают разные сотрудники;
  • у компаний разные клиенты и источники доходов;
  • после деления бизнеса у компаний сократились затраты.

В законе нет ограничений, сколько компаний могут открывать учредители. Нет нарушения, если компании с одинаковыми директорами работают на упрощенке или оказывают друг другу услуги. Компании могут работать вместе, если это помогает бизнесу.

Компании «Газетный двор» удалось доказать, что она разделила бизнес с пользой.

Компания «Газетный двор» производила полиграфию и мешки. Налоговая потребовала у нее доплатить налог на прибыль, ЕСН, НДС и НДФЛ. Оказалось, компания разделила производство вместе с компаниями «Центр дизайна и полиграфии» и «Полиграфия плюс». Они вместе работали на упрощенке.

Газетный двор, Центр и Полиграфия работали в одной сфере, в одном помещении, сотрудники и имущество были общими и учредитель тоже.

Налоговая доказывала, что «Газетный двор» разделила бизнес, чтобы оставаться на упрощенке. Без деления она давно бы дошла до оборота в 150 млн рублей и потеряла бы право на упрощенку. Налоговая посчитала такую схему незаконной.

Суд встал на сторону компании:

— учредитель создал компании в разное время;

— компании работали самостоятельно, заключали договоры с разными контрагентами и платили налоги;

— они работали в одном здании, но самостоятельно платили за аренду по разным договорам;

— зарплату начисляла каждая компания отдельно.

Суд признал, что нет доказательств, что компании разделились, чтобы не платить налоги. Наоборот, каждая платила налоги и вела деятельность. Налоговая и суд не вправе указывать компаниям, какую деятельность вести и какие решения принимать.

    Нет ничего страшного, если у вас несколько компаний с разными системами налогообложения. Главное — доказать налоговой, что каждая из компаний работает самостоятельно и разделение было нужно, чтобы работать удобнее и выгоднее. Приготовьте:
  • договоры аренды компаний. Важно, чтобы каждая платила аренду за свой офис самостоятельно;
  • трудовые договоры с сотрудниками;
  • выписки со счетов, где видно, что каждая компания работает со своими клиентами и поставщиками, отчисляет деньги в налоговую и платит сотрудникам зарплату;
  • бухгалтерскую и налоговую отчетность;
  • обоснование в свободной форме, для чего разделили бизнес и почему применяете разные системы налогообложения.

Обычного этого хватает, чтобы налоговая не предъявляла претензий. Посмотрите, подозрительна ли ваша компания для налоговой, или нет. Вот пример.

Подозрительно
Внушает доверие

Компании работают в одной сфере, но делят участки. Одна делает каркас мебели, другая — натягивает на каркас ткань.

Компании работают в одной сфере, но с разными процессами. Одна — производит новую мебель, другая — ремонтирует старую.

Компании работают в одном здании. Всю аренду оплачивает одна из компаний.

У каждой компании свой договор на аренду.

Доходы компании стали подходить к 150 млн рублей — лимиту по упрощенке. Владелец открыл еще одно ООО, чтобы не переходить на общую систему и не платить больше налогов.

Владелец открыл несколько компаний в разное время, это не было связано с лимитами по доходам.

У компаний одни и те же клиенты.

Производитель мебели работает с магазинами, ремонтная мастерская — с физическими лицами.

Если выполнить все требования, это еще не значит, что налоговая не станет проверять компанию, но риск будет меньше.

Счет для ИП и ООО в Модульбанке

Удобный сервис, недорогие тарифы, защита от блокировок по 115ФЗ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: