Расчетный метод доначисления налогов - Sps-Studio.ru

Расчетный метод доначисления налогов

Статья 54.1 Налогового кодекса РФ вызывает раздражение у любого директора и бухгалтера компании, повергшейся проверке. Эта статья направлена на борьбу с уклонением от уплаты налогов с использованием фиктивных компаний и операций. Опираясь на ее нормы, налоговики доначисляют налоги по-максимуму.

Расчетный метод доначисления налогов

Когда инспектор вправе применить расчетный метод при доначислении налогов

Статья 54.1 Налогового кодекса РФ вызывает раздражение у любого директора и бухгалтера компании, повергшейся проверке. Эта статья направлена на борьбу с уклонением от уплаты налогов с использованием фиктивных компаний и операций. Опираясь на ее нормы, налоговики доначисляют налоги по-максимуму.

О статье 54.1 НК РФ мы писали на нашем сайте несколько раз. Причиной такого повышенного внимания к ней стал выход в счет письма ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@. В этом письме ФНС обобщила практику применения положений ст. 54.1 НК РФ и разослала налоговым инспекциям рекомендации, как применять 54.1. при выявлении нарушений со стороны компаний и при доначислении налогов.

У бухгалтеров появилась надежда на то, что налоговики будут более гуманно применять положения статьи 54.1 НК РФ.

Карательные механизмы статьи 54.1 Налогового кодекса РФ

Статья 54.1 НК РФ предполагает наложение штрафа на бизнес в размере 40% от выявленной неуплаты налога, что в два раза больше других налоговых санкций.

Опираясь на статью 54.1 НК РФ инспекторы могут доначислять налоги при любом искажении налогового обязательства. Это не только выявление фиктивных контрагентов. Это еще и дробление бизнеса, сокрытие объектов налогообложения, искусственное создание условий для применения специального налогового режима и т. п.

Фиктивные сделки — сделки, которых не было

Под действие ст. 54.1 НК РФ подпадают полностью фиктивные операции. То есть операции, которых на самом деле не было. По фиктивным сделкам налоговики вправе снять все расходы и вычеты.

Кто попадал под проверки в период 2012 – 2018 год хорошо знакомы в тем, что налоговики просто объявляют партнеров фиктивными, работы не выполненными, товары не произведенными. И наличие результата работы или товаров, в их представлении о бизнесе, налоговую картинку мира не меняет.

Если же операции на самом деле были, но они отражены в искаженном виде, налоговикам нужно проводить дополнительные мероприятия. В рамках этих мероприятий, инспекторы должны найти так называемые технические компании, которые ведут бухгалтерский учет только на бумаге. Они существуют исключительно для создания документооборота, который демонстрировал якобы реальную коммерческую деятельность. Они оформляют различные документы ведут переписку, в том числе в налоговой и т.е. Кроме создания нужных документов, никакой другой деятельности они нем ведут. Для этого у них нет ни активов, ни ресурсов.

Задача налоговых инспекторов установить, действительно ли контрагент или привлеченные им субподрядчики выполняли все обязательства по договору.

Обналичивание денежных средств

В большинстве случае обналичивание денег проводится через аффилированных или подконтрольных лиц, в дальнейшем деньги используются на нужды компании, ее учредителей или должностных лиц, а также их родственников.

Операции по обналичиванию носят замкнутый характер, это отмечено в письме. Оно и на самом деле так, деньги возвращаются тому, кто инициировал обналичивание

Как налоговики выявляют нарушения

Для выявление нарушений налоговики используют все средства, которые им доступны в рамках проверки и допмероприятий, с привлечением ОВД и без.

Как говорится в письме № БВ-4-7/3060@, инспекторы должны:

  • проводить опросы и допросы всех лиц, которые имеют отношения к заключению и исполнению сделок,
  • проводить осмотры территорий и документов,
  • сопоставлять результаты следки, указанные в документах с реальными объемами поставок,
  • проводить инвентаризацию имущества,
  • анализировать товарный баланс и проверять складской учет,
  • истребовать нужную информацию,
  • проводить выемку документов.

В качестве доказательств фиктивности сделок и обналичивания денежных средств налоговики используют: IP-адреса, телефоны, печати и документы, изъятые у партнеров.

Налоговые инспекторы, выявляя нарушение, должны не просто доказать, что сделка была фиктивной, но и получить доказательства того, что компания точно знала о том, что партнер фиктивный и заключала сделку сознательно, с целью уклонения от уплаты налогов. Только в этом случае, налоговая инспекция вправе доначислять налоги на основании ст. 54.1 НК РФ. Это особо отмечено в письме № БВ-4-7/3060@.

Что ФНС порекомендовала налоговым инспекторам

Налоговым инспекторам рекомендовано при проведении допросов уточнять:

  • известны ли налогоплательщику основные данные о партнере сделки;
  • где находится партнер;
  • кто ее возглавляет компанию, с которой заключена сделка;
  • с кем конкретно, кто, когда и где проводил переговоры;
  • откуда получили информацию партнере;
  • проводилась ли преддоговорная проверка по открытым источникам и т. д.

Налоговым инспекторам рекомендовано анализировать и оценивать спорные договоры:

  • проверить насколько детально прописаны условия договора;
  • проверить соотносятся ли условия договора с рыночными;
  • выявитьустановлена ли ответственность за нарушение договора;
  • выявить были ли нарушения и какие меры принимали по защите нарушенных прав;
  • и так далее.

Инспекторы должны оценить необходимость использования той или иной системы расчета. Особое внимание инспектора заслуживают неденежные способы оплаты, среди которых наиболее подозрительными могут быть: перевод долга, уступку права требования.

Разрывы по НДС и снятие расходов по прибыли

Снимать вычеты у организации, контрагент которой не заплатил НДС в бюджет, можно, если установлено, что руководство организации знало о нарушениях и извлекало выгоду.

Руководство компании не могло не знать о нарушениях, если в качестве контрагента выступает взаимозависимое или в другой форме подконтрольное лицо.

Вычеты и расходы, заявленные по фиктивным сделкам, снимаются в полном размере.

Организация может попытаться воспроизвести налоговую реконструкцию и произвести расчет налоговых сумм на основе реального характера операций. Но тогда, придется рассказать налоговикам, кто и на каких условиях в действительности выполнял обязательства по договору вместо фиктивного контрагента.

Без этой информации и документов, ИФНС не будет расчетным методом определять расходы и вычеты.

Может быть ситуация, когда расход очевиден, тогда инспектор может применить расчетный метод, даже без документов. Но, в этом случае, можно признать только расходы. Вычеты по НДС расчетным методом ИФНС определять не будет ни при каких обстоятельствах.

Чек-лист всех изменений
принятых и вступивших в 2021 году

Подготовьтесь к отчетности заранее, посмотрите изменения в бухучете за 2021 год, чтобы показатели налоговой отчетности не шокировали вас в конце года, а налоговиков не спровоцировали на проверку. Воспользуйтесь вашим бесплатным доступом к бератору.

Налоговая аналогия: спорный расчетный метод

На самом деле это очень опасно. Если налоговая – по приведенным ниже причинам — взялась за подсчет налогов расчетным методом – это плохой знак. И, как правило, печальный исход.

Лучше этого не допускать. Знать, учиться на чужих ошибках и не попадать на крупные неприятности.

Расчетный метод требует доказательств

Налоговики вправе определить сумму налогов расчетным путем. Это закреплено подп. 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса. Но четкой и однозначной методики определения налогов расчетным способом не существует.

Гипотезы, допущения – условностей масса. Именно из-за сложностей сбора доказательств, а также по причине просчетов, ошибок и вольностей в расчетах — суды и вышестоящие инстанции отменяют расчетные доначисления налоговиков.

Расчетный путь исчисления налогов при обоснованном его применении не нарушает конституционные прав налогоплательщиков – считает Конституционный суд.

«Допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обуславливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика.»

(Определения КС от 5 июля 2005 г. № 301-О и от 29 сентября 2015 г. № 1844-О).

Президиум ВАС РФ в ряде своих постановлений указал, что при расчетном методе начисления налогов их достоверное определение по объективным причинам невозможно. Но и недопустимо произвольное определение их суммы налоговым органом.

(Это постановления Президиума ВАС РФ от 10 апреля 2012г. № 16282/11 по делу № А55-5386/2011, от 19 июля 2011г. № 1621/11 по делу № А55-5418/2010, от 22 июня 2010г. № 5/10 по делу № А45-15318/2008-59/444)

Это значит, что свой налоговый расчет контролеры должны подтвердить результатами трудоемкого анализа, точными расчетами и собрать основательную доказательственную базу.

Основания для применения расчетного метода

Перечень оснований, при которых налоговый орган может применить расчетный метод для определения сумм налоговых обязательств, законом ограничен.

В каких же случаях он применим:

1. Отказ допустить налоговиков к осмотру помещений и территорий, используемых в коммерческой деятельности для получения дохода.

Именно отказ или воспрепятствование должностным лицом проверяемой компании или ИП. Причем достаточно один раз отказать в доступе.

При этом отсутствие представителей налогоплательщика при осмотре суды не признают воспрепятствованием доступу, в связи с чем оснований для применения расчетного метода не усматривают. Постановление ФАС СЗО от 29 января 2014 г. по делу №А56-32593/2013.

Но если ревизоры в суде докажут, что компания знала о проверке и умышленно уклонилась от предоставления доступа – расчетный порядок налогов судьи поддержат.

При воспрепятствовании инспектор составит акт воспрепятствования доступу. В случае отказа представителя налогоплательщика от подписи акта в нем делается соответствующая запись. И налоговая получает право сделать расчет налогов самостоятельно.

Игнорирование и непредставление документов по запросу налоговой более двух месяцев суды признают достаточным основанием для исчисления налогом расчетным путем.

3. Отсутствие учета доходов, расходов, объектов налогообложения.

4. Невозможность исчислить налоги по причине ведения учета с нарушением установленного порядка.

Когда-то, в лохматых 90-х и 00-х годах для того, чтобы открутиться от налоговой проверки компании нередко прибегали к помощи контор –«доброхотов»: странным образом похищались документы из автомобиля, в гараже, где хранились документы случался пожар, в офисе — коммунальная авария или другие недоразумения… И затребованные документы исчезали, сгорали или приобретали нечитабельный вид.

Достаточно позаботиться о справке из соответствующих органов о произошедшем или о возбуждении дела – и все, вуаля! – от проверки отвертелись. Ура.

Сейчас все по-другому. Такие уловки налоговики отлично знают. И они не работают. Суд считает противодействием проверке поведение компании, если в случае коммунальной или иной неприятности не будут приняты меры по восстановлению утраченных документов.

А если еще будет доказан и умысел в их уничтожении и уклонении от проверки – руководителю компании грозит уголовная ответственность.

И если вдруг к вам не пришли по причине порчи или утраты документов — значит, не очень-то и хотели. Значит ваша компания для выездной проверки и не очень интересна. Если ревизоры возьмутся – мало не покажется. Доначисление налогов расчетным способом -обеспечено.

Как проводится расчет

Налоговый кодекс указывает на два источника сведений для расчета:

  1. Имеющаяся у налоговиков информация о налогоплательщике
  2. Данные об аналогичных плательщиках налогов.

Какие сведения приоритетны – законом ее определено. Но большинство судов считает, что в первую очередь следует использовать имеющиеся у налоговиков данные о налогоплательщике, а если их недостаточно – то рассчитывать показатели по данным аналогичных компаний.

Расчет по данным налогоплательщика

В эпоху диждитализации и электронного накопления всевозможной информации, о самой компании налоговики могут накопать предостаточно.

  • налоговые декларации и расчеты, представленные компаний в ИФНС за проверяемый и предыдущие налоговые периоды по всем налогам и сборам,
  • выписки по банковским счетам,
  • результаты встречных проверок,
  • данные имущественных реестров,
  • сведений таможни,
  • отчеты в Росстат,

— и сведения из других источников, которые компания могла представлять «во внешний мир» — например, для оформления кредита, получения разрешения на строительство, для участия в закупках или получения субсидий.

Выбор аналогичного

Найти компании с аналогичными условиями и сопоставимыми показателями налоговикам совсем непросто. А оспорить – легко. Должна сказать, что расчет по аналогии – это часто полет фантазии.

Недостаточность или несопоставимость сведений, собранных налоговиками можно оспорить в суде.

Как показывает практика, для поиска аналогичных налогоплательщиков, ключевыми являются такие критерии, как:

  • отраслевая принадлежность;
  • конкретный вид деятельности;
  • объем выручки;
  • численность персонала;
  • система налогообложения.

Аналогов также могут искать по ассортименту и количеству выпускаемой продукции, по объемам и номенклатуре реализованных товаров, по параметрам сдаваемых в аренду площадей, по рынкам сбыта, режиму работы.

Суды отмечают, что для обоснованности выбора аналога нужна совокупность критериев, совпадения по одному–двум из них – недостаточно.

При этом важно, чтобы сопоставимые показатели отказывали непосредственное влияние на результаты деятельности организации. Например, при сдаче недвижимости в аренду ключевым показателем является площадь сданных в аренду помещений у аналогичных организаций и их местонахождение, а не количество сотрудников. На эту тему интересное решение суда Северо-Кавказского округа от 30 марта 2010г. N А32-15315/2009.

Не признаются судами сопоставимыми условиями, к примеру продажа одних и тех же товаров компанией-производителем и торговой компанией, продающей их оптом. Или производственные показатели ИП и госпредприятия, осуществляющих такую же деятельность.

Читайте также  Уплата налогов водителями такси

Творческий подход налоговиков по каждому из критериев следует проверить, и — по неубедительным и «притянутым за уши» – собрав контрдоказательства и подготовив контррасчеты – можно и поспорить.

Почему это опасно

Как правило налоги, доначисленные налоговиками расчетным способом, существенно превышают те суммы, которые вы заявляли к уплате или готовы уплатить.

Налог на прибыль

Доходы собрать легко. По банковским выпискам, по встречкам. Будете потом доказывать, что эти поступления авансы, залоги, возвратные средства – и что к налоговой базе они отношения не имеют.

А вот с расходной частью – вообще все непросто. Как вы понимаете, одного факта оплаты недостаточно. Расходы разношерстны и по каждому виду имеются свои нюансы: и особый порядок признания, и вариантность учета, определенная учетной политикой, нормативы списания, даты признания и прочее. Не говоря про обоснованность, документальное подтверждение и направленность расходов на получение дохода.

Да, суды указывают, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль и при упрощенной системе налогообложения (Доходы-Расходы) х15% расходы надо учитывать.

Полезные постановления Президиума ВАС РФ от 9 марта 2011 г. №14473/10, от 25 мая 2004 г. № 668/04 и от 19 июля 2011 г. № 1621/11. Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 24 сентября 2007 г. N Ф04-6486/2007(38351-А45-40) и ФАС Дальневосточного округа от 26 ноября 2008 г. N Ф03-5189/2008.

Ок, возможно такие очевидные расходы как расходы на оплату труда и страховые взносы налоговики и примут по вашим сданным в ИФНС декларациям и расчетам. Но не стоит рассчитывать, что ревизоры займутся восстановлением вашего учета. Не для этого назначена налоговая проверка. И от нее ждут эффективности. Доначислений.

По вычетам НДС своя история. В этом вопросе суды единогласны: подлежащий уплате в бюджет – да, можно исчислить расчетным путем. Но возможность определения вычетов расчетным путем, налоговым законодательством не предусмотрена. Право на вычет носит заявительный характер и подтверждается счетами-фактурами. И если налогоплательщик это право не заявил и не подтвердил, то налоговый орган предоставлять вычет не обязан.

То есть кредит 68 счета налоговики соберут, а Дт—увы.

Об этом подп. 7 пункта 1 статьи 31 и пункт 7 статьи 166 Налогового кодекса, определение ВС РФ от 14 марта 2016г. № 303-КГ16-312, постановления Президиума ВАС РФ от 09 ноября 2010г. N 6961/10 и от 30 октября 2007г. N 8686/07, постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 февраля 2011 г. N А56-13885/2010 и ФАС Поволжского округа от 14 декабря 2010г. N А55-1057/2010.

Судебные перспективы — безрадостные

Несколько лет назад суды не приветствовали расчет налогов по аналогии, досконально разбираясь в каждом конкретном случае, критически изучали обоснованность применения расчетного метода, настаивали на грамотных расчетах, отклоняли вольности и пресекали самодеятельность налоговиков.

Вообще судебный спор – штука творческая. Но суды в современных реалиях — явно на пробюджетной позиции. Спорить стало сложно. Но все еще можно убеждать. И удивлять.

От подсчета налогов расчетным методом отбиться будет трудно. В суде вы заведомо в оправдательной позиции. Вы – «плохиш». А что? Не пускали, учет не вели, документы не представляли. Налоговая — заботясь о пополнении бюджета и несмотря на ваше противодействие — все же рассчитала (как сумела) ваши налоговые обязательства.

Верховный суд указал:

  • необоснованность выводов налогового органа доказывает налогоплательщик! (Определение ВС РФ от 20 апреля 2016 г. № 304-КГ16-3174),
  • при несогласии с расчетным методом налогоплательщик должен представить доказательства экономической необоснованности расчетов, произведенных налоговым органом (Определение ВС РФ от 25 января 2016 г. № 302-КГ15-17939).

Придется потрудиться

Для того, чтобы развернуть ход судебного процесса в свою сторону, нужны оригинальные контраргументы, грамотные контррасчеты и весомые контрдоказательства.

Удивить налоговиков и убедить суд – надо здорово постараться!

  1. Оцените правомерность применения расчетного метода, Достаточны ли основания. Их обоснованность.
  2. Сравните критерии, показатели, условия работы выбранных налоговиками аналогичных налогоплательщиков. Поищите расхождения, несоответствия, основания для несопоставимости.
  3. Сделайте контррасчеты. Максимально полно соберите документы, подтверждающие расходы и налоговым вычеты по НДС. Это — ваша расходная часть и возможность уменьшить налоговые последствия.
  4. Убеждайте суд, что именно ваш расчет продуман, доказан и верен!

Да, трудно. Но пробовать стоит. Или молча сложить ручки в ожидании развязки? Накосячили – исправляйте! Всегда стоит бороться и защищаться.

А лучше не провоцировать ревизоров на применение расчетного метода, не подставлять свой бизнес под разорение. Продумывать действия, знать о рисках и просчитывать последствия.

Особенности доначисления налогов организации

Больше материалов по теме «Налоги и учёт» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

  1. Основания для доначисления
  2. Как оплатить доначисленные налоги
  3. Бухучет доначисления
  4. Доначисление НДС
  5. Что делать, если была доначислена большая сумма налогов
  6. Судебная практика

Налоговые органы имеют право на доначисление налогов при наличии соответствующих оснований. Часто доначисление проводится в рамках проверки. Оно предполагает увеличение суммы налогов относительно той суммы, которая изначально была указана плательщиком. Представители фирмы в этом случае должны оплатить недоимку.

Основания для доначисления

ФНС разместила письмо №БС-4-11/20019@ «О налогообложении» от 16 ноября 2015 года. Этот нормативный акт разъясняет основания доначисления. В частности, платежи могут быть увеличены тогда, когда налоговая установила и доказала факт получения плательщиком доходов, не указанных в декларации. Представители ФНС также должны найти источник поступления дохода, его вид и время получения.

Рассмотрим другие основания доначисления:

  • Обнаружение налоговой выгоды, достигаемой через дробление бизнеса.
  • Образование подконтрольных ЮЛ.
  • Бухгалтер допустил ошибку при расчете налогов.

Доначисление выполняется тогда, когда фактически лицо должно уплатить большую сумму налогов, чем нужно.

Как оплатить доначисленные налоги

Рассмотрим пример уплаты доначисленных налогов, если они начислены в ходе выездной проверки. Необходимо составить платежное поручение на перечисление налогов. Заполняется оно на основании Приложения №2 к Приказу Минфина №106н от 24 ноября 2004 года. В частности, плательщику нужно правильно заполнять поля:

  • В поле 104 нужно прописать код бюджетной классификации. Коды утверждены Приказом Минфина №150н от 30 декабря 2009 года. Если это поручение на уплату налогов, нужно указать код 182 1 01 01011 01 1000 110.
  • В поле 106 нужно указать основание платежа.
  • В поле 107 указывается периодичность оплаты налога.
  • В полях 108 и 109 прописываются реквизиты документа, на основании которого совершается платеж.
  • В поле 110 указывается вид платежа. Если это перечисление налога, нужно прописать «НС».

Нужно помнить, что обязанность плательщика – это не только уплата доначисленного налога, но и отражение операций в учете.

Бухучет доначисления

Доначисление налога на прибыль возможно при наличии этих обстоятельств:

  • Занижение доходов предпринимателем.
  • Завышение трат.
  • Наличие ошибок в декларации.

Если занижение трат произошло в предыдущем периоде, предпринимателю не нужно подавать уточненную декларацию. За него это сделает сама налоговая. В частности, представители органа выполняют доначисление суммы, а затем отражают ее в карте учета расчетов.

Иногда возникает потребность в аннулировании трат не только в бухучете, но и в налоговом учете. Рассмотрим пример. В бухучете нынешнего года требуется отразить прибыль предыдущих периодов. Создается постоянная минусовая разница.

К СВЕДЕНИЮ! В большинстве случаев изменения в бухучете не влекут за собой корректировки в учете налогообложения.

Пример

В 2015 году фирма прошла через контрольное мероприятие. Было обнаружено, что в 2014 году субъект сотрудничал с несуществующими поставщиками. Произошло снятие сумм оплаты за товар в объеме 65 000 рублей. На основании этой суммы произошло доначисление налога на прибыль в размере 13 000 рублей (65 000 * 20%). В процессе выездной проверки обнаружено также необоснованное увеличение амортизации на сумму 14 000 рублей. И по этому направлению произошло доначисление на 2 800 рублей.

Бухгалтер в 2015 году выполняет эти записи:

  • ДТ99 субсчет «Убытки предыдущих периодов» КТ68. Доначисление налога. Первичка: акт выездной проверки.
  • ДТ02 КТ91. Фиксация прибыли в размере 14 000 рублей предыдущих периодов, обнаруженная в нынешнем периоде.
  • ДТ99 КТ68. Условный расход в размере 2 800 рублей.
  • ДТ68 КТ99 субсчет «ПНА». Фиксация ПНА.
  • ДТ99 КТ68. Доначисление налога за предыдущий год.

Корректировка доходов выполняется по той же схеме, что и корректировка трат.

Доначисление НДС

Ситуация с доначислением НДС довольно неоднозначна. В законе нет точных указаний по поводу того, где фиксируются доначисленные суммы НДС. Однако существуют некоторые рекомендации. В частности, доначисление НДС нужно отражать в расходах исключительно при наличии этого обстоятельства – сумма доначисления образует начальную стоимость продукции или услуг (статья 170 НК РФ), но она была принята к вычету по ошибке. Когда получен акт проверки, суммы отражаются в себестоимости, если они уже участвуют в определении налога на прибыль (основание – письмо Минфина №03-07-11/222 от 7 июня 2008 года).

Во всех прочих обстоятельствах доначисленный НДС в траты не включается. Основание – подпункт 19 статьи 270 НК РФ. В ней указано, что нельзя принимать к расходам налог, который был предъявлен покупателю. Однако существует и альтернативное мнение. В частности, НДС можно включить в прочие траты по производству и продаже, которые сокращают базу (подпункт 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ). В частности, этой позиции придерживаются некоторые суды. Пример – постановление ФАС №А32-5096/2007-12/27 от 10 августа 2009 года.

Если человек не желает вступать в конфликты с налоговой, то не стоит включать доначисление НДС в расходы. Отражается только постоянное обязательство.

Что делать, если была доначислена большая сумма налогов

Представители государственной структуры выполняют доначисление по итогам установления верности назначения цен по сделкам. Доначисление выполняется только тогда, когда цена сделки отклоняется от расценок на рынке более чем на 20%.

При увеличении суммы налогов представители налоговой должны руководствоваться статьей 40 НК РФ. Это статья, которая устанавливает принципы определения стоимости товаров и услуг. В этом нормативном положении указаны основания доначисления. В частности, это процент отклонения от рыночных цен.

Если предприниматель не согласен с доначислением, он может оспорить решение на том основании, что представители нарушили положения статьи 40 НК РФ. К примеру, часто нарушается пункт 3 статьи 40 НК РФ. В этом случае налоговики не устанавливают рыночные цены. При перерасчете налога применяется показатель себестоимости. Подобное решение признается незаконным (пункт 4 Письма Президиума ВАС №71).

Судебная практика

Налоговики обратились в суд с иском о взыскании недоимки. Последняя сформировалась по итогам занижения налоговой базы. Однако организация не признала своей вины. Обосновала она свою позицию тем, что налоговики неправильно использовали положения статьи НК РФ. Из-за этого произошел необоснованный перерасчет объема налогов.

Арбитражный суд встал на сторону организации.

Обосновал он свое решение тем, что за месяц, в котором налоговики обнаружили занижение цен, наблюдался разброс цен.

То есть установить среднюю рыночную стоимость сложно. Суд установил, что налоговики нарушили пункт 3 статьи 40 НК РФ, так как показатели уровня рыночных цен не анализировались.

А потому требования истца были отклонены (пункт 5 письма Президиума ВАС №71). Имеет смысл проанализировать это судебное решение. Для отстаивания своей позиции имеет смысл апеллировать к нарушению НК РФ. Если человек не ориентируется в законодательстве, рекомендуется обратиться за анализом ситуации к юристу.

Верховный суд разъяснил условия «налоговой реконструкции»

Новая логистика и налоговая выгода

Челябинское ООО «Фирма «Мэри» занималась производством хлебобулочных изделий, а до 2013 года собственными силами доставляло их до магазинов. В фирме был собственный отдел логистики, штат водителей и 45 грузовых автомобилей. Но начиная с 2014 года общество заключило ряд договоров на перевозку продукции с компаниями «Логистика и коммерция», «Флагман Бизнеса», «Национальная поставка», по которым заплатило контрагентам 283 млн руб.

Налоговая служба проверила деятельность за 2014-2016 годы и решила, что договоры были фиктивными, а контрагенты – «техническими». «Мэри» продолжала развозить продукты своими силами, решили в ИФНС по Центральному району Челябинска – фактически услуги оказывали водители, нанятые обществом и формально заключившие договор аренды грузовиков с другими организациями, подконтрольными налогоплательщику. А из 283 млн руб., заплаченных фиктивным контрагентам, большая часть по сложной цепочке с векселями вернулась к учредителю «Фирмы «Мэри». С таким обоснованием компании доначислили в числе прочего 48 млн руб. налога на прибыль.

Две инстанции согласились с позицией ИФНС и признали, что действия общества были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Суды признали законными штрафы и доначисления налогов «Фирме «Мэри» (дело № А76-46624/2019).

Читайте также  Дарственная на квартиру между близкими родственниками налогообложение

Арбитражный суд Уральского округа решения пересмотрел. Суд кассационной инстанции указал на то, что сам по себе факт получения необоснованной налоговой выгоды не может служить основанием смены порядка определения недоимки и взимания налога в большем размере. Окружной суд счел, что операции по доставке грузов были реальными, поэтому налогоплательщик имел право учесть их для целей исчисления налога на прибыль расчетным методом.

ВС: важна форма вины

В мае дело рассмотрела коллегия ВС по экономическим спорам, которая не согласилась с выводами окружного суда и объяснила причины в подробном определении.

Последствия налогового нарушения должны определяться с учетом роли налогоплательщика в этом нарушении. Расчетный способ должен быть доступен тем налогоплательщикам, которые участвовали в схеме, но не подтвердили операции документально. Такое чаще всего случается, если компания не участвовала в схеме по уходу от налогов и не получала выгоду сама, но неправильно подошла к выбору контрагента и не проявила должной осмотрительности.

Но если снижение налогов было целью налогоплательщика и он сам выстроил схему с участием «технических» компаний, то расчетный способ для него не применяется. Ведь это по сути уравняло бы налоговые последствия для компаний, «чье поведение и положение со всей очевидностью не является одинаковым». Поэтому форма вины имеет значение, решил Верховный суд.

Право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль доступно и тем компаниям, которые помогали сократить потери казны и раскрыли сведения и документы, позволяющие установить фактического исполнителя по договору, обложить его налогом и таким образом вывести операции из «теневого» оборота.

Но «Фирма «Мэри» сама организовала схему по уходу от налогов и не помогла разобраться в реальности проведенных сделок ни в ходе проверки, ни в ходе дальнейшего судебного разбирательства. Налогоплательщик не раскрыл, какая часть из потраченных на водителей денег имела отношение к оплате перевозок, а не к обналичиванию средств.

ВС не стал направлять дело на новое рассмотрение, а вместо этого отменил решение АС Уральского округа в части налога на прибыль. Позиция налоговиков и первых двух инстанций о том, что «Фирма «Мэри» не может учесть расходы при исчислении налога на прибыль, признана законной.

Мнения экспертов

В марте 2021 года Федеральная налоговая служба выпустила долгожданное письмо с разъяснениями правил ст. 54.1 Налогового кодекса о получении необоснованной налоговой выгоды («Реконструкция и добросовестность: ФНС разъяснила статью 54.1 НК»). В этом письме были раскрыты и правила «налоговой реконструкции», и ВС своим определением развивает «достаточно жесткий» подход налоговиков, комментирует Екатерина Болдинова, партнер Five Stones Consulting Five Stones Consulting Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Управление частным капиталом Профайл компании × . «Определение ВС достаточно значимое и совсем не утешительное для хозяйствующих субъектов», – предупреждает руководитель налоговой и административной практики ЮФ Варшавский и партнеры Варшавский и партнеры Федеральный рейтинг. × Владлена Варшавская.

Раньше ключевым фактором в вопросе применения ст. 54.1 НК всегда являлся вопрос реальности сделки, отмечает руководитель практики «Налоговые споры» компании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 9 место По количеству юристов 16 место По выручке 20 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × Юрий Счастливый. Но в деле «Фирмы «Мэри» Верховный суд закрыл глаза на то, что компания реально понесла расходы, отмечает эксперт.

Мы наблюдаем применение формального подхода. Налогоплательщики, которые умышленно нанесли ущерб казне, обязаны в полной мере исключить все полученные от спорных операций вычеты и расходы независимо от реальности отношений, если только не признают свою вину и не раскроют параметры операций.

По мнению Варшавской, определение ВС создает неопределенность в применении п. 7 ст. 31 Налогового кодекса о применении расчетного способа уплаты налогов. ВС прямо указывает на то, что налогоплательщик, который рассчитывает на налоговую реконструкцию, должен раскрыть полную и достоверную информацию по сделке, более того, самостоятельно предоставить расчеты и доказательства. «Но какая именно информация устроит чиновников? Что значит полная информация по сделке? Каковы критерии по формату и полноте информации, необходимые для налоговой реконструкции, и когда они будут приняты? Список вопросов открытый. Правила игры снова неизвестны», – отмечает эксперт.

По мнению юриста, при таком подходе налоговый орган «в 99% случаев может указать, что информация раскрыта недостаточно или недостоверно, а доказательств для применения налоговой реконструкции не хватает».

Мы вновь вступаем в реку под названием «оценочные понятия». И снова оценивать нас будет орган, который не заинтересован в соблюдении прав налогоплательщика. Снова суды будут завалены налоговыми спорами, но теперь уже о том, раскрыл ли налогоплательщик информацию по сделке и может ли рассчитывать на применение расчетного метода.

Налогоплательщикам, которые столкнулись с обвинениями в отношениях с техническими компаниями и рассчитывают на применение «реконструкции» по налогу на прибыль, теперь нужно сосредоточиться на доказывании не только рыночного уровня понесенных расходов, но и на том, что они достоверно не знали о «проблемности» поставщика, отметил Алексей Артюх, партнер TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × . «Учитывая частичное совпадение признаков технического характера контрагента и критериев должной осмотрительности в том же письме ФНС, доказать незнание не всегда будет просто», – предупреждает эксперт.

Добросовестным налогоплательщикам нужно занимать активную позицию во время проведения выездной налоговой проверки, чтобы доказать в первую очередь отсутствие умысла в их действиях, соглашается Счастливый. «Верховный суд явно дал понять, что порядок и размер налоговой выгоды, которая может быть признана необоснованной, зависит от формы вины налогоплательщика», – отмечает он.

Определение действительной налоговой обязанности в спорных ситуациях и расчетный метод — повод к размышлению

Действительная налоговая обязанность — понятие, которое бесполезно искать в законах, — оно порождено судами, которые в поисках баланса и справедливости находят искомый проход между Сциллой уклонения от уплаты налогов и Харибдой буквального применения налоговых норм, приводящего к чрезмерному налогообложению нарушителей, — когда само по себе налоговое обязательство начинает носить штрафной характер санкции, выходящей за пределы тех налогов, которые ожидались бы к уплате от добросовестного налогоплательщика в идентичных условиях.

Сам принцип полной налоговой реконструкции в целях определения той самой «действительной» налоговой обязанности, пожалуй, можно вывести и из руководящих разъяснений «нового» ВС РФ — например, в пунктах 77 и 85 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 указывается на обязанность суда определять «объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи» там и тогда, когда налогопательщик учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В практике многих судов, включая и ВАС, и ВС РФ, наберется не один десяток примеров, где такой подход использовался в той или иной мере успешно. Среди свежайших примеров — таможенный спор Татнефти в СКЭС ВС РФ о возможности начсления пени за неуплату авансовых таможенных платежей вследствие их неправильного исчисления при одновременном наличии переплаты по таким платежам в бюджете: ведь учет состояния расчетов с бюджетом в привязке к установлению/опровержению факта причинения ущерба бюджету, на котором совершенно справедливо настояла СКЭС ВС РФ, является частным проявлением той самой действительной налоговой обязанности и справедливого обложения.

По сути, определение действительной налоговой обязанности, конечно, чаще встречается именно там, где мы вынуждены реконструировать налоговые последствия операций в результате их переквалификации из-за пороков «добросовестности». Чаще всего это происходит там, где налогоплательщик «хватил лишнего», но иногда бывает и наоборот.

Любопытная в данном контексте ситуация как раз произошла в недавнем деле «Юмакса», Определение СКЭС ВС РФ по которому вызвало весьма бурную реакцию общественности: на портале опубликованы весьма интересные мнения уважаемых Вадима Зарипова и Виктора Валентиновича Бациева с противоположными оценками этого дела. Признаться, автора этих строк данный кейс тоже не оставил равнодушным, вызвав определенную эмоциональную реакцию, но здесь я бы хотел оставить эти оценки в стороне и отметить несколько иной аспект этого дела, который, хочется надеяться, станет кирпичиком в совсем другой, однозначно позитивной истории, без связи с бесконечными московскими кадастровыми баталиями.

Разрешая данное дело, Коллегия особое внимание уделяет тезису о том, что недостоверность сведений о показателях, важных для определения размера налоговой обязанности (в данном случае — кадастровой стоимости) ведет к «объективному искажению налоговой базы«. Как следствие, такие недостоверные данные не могут использоваться в целях налогообложения, что открывает путь к использованию расчетного пути определения величины подлежащего уплате налога в порядке подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ на основании объективных и соответствующих действительности сведений о важных для исчисления налога показателях.

Как справедливо отмечалось коллегами на портале, сама по себе недостоверность не поименована прямо в статье 31 НК РФ как основание для применения расчетного метода — ведь она не всегда является следствием неправомерного поведения налогоплательщика. Однако, если последовать за более далеко простирающейся идеей СКЭС ВС РФ, как мне кажется, можно прийти к интересному выводу.

Так, любое искажение сведений об объекте налогообложения или о налоговой базе фактически ведет к недостоверности при исчислении налога (привет пункту 1 статьи 54.1 НК РФ!). Справедливым ли тогда будет вывод о том, что в такой ситуации можно применять расчетный метод для определения действительной налоговой обязанности безотносительно фактов противодействиия со стороны налогоплательщика проведению налогового контроля?

Представляется, что ответ здесь должен быть утвердительным: это будет соответствовать конституционному принципу экономически обоснованного налогообложения и равенства налогоплательщиков. Причем под последним, очевидно, следует понимать не только недопустимость произвольного более «легкого» налогового бремени для отдельных налогоплательщиков по сравнению с иными, как указано в деле Юмакса, но и наоборот: недопустимость необоснованно «утяжеленного» налогового бремени для нарушителя — ведь налог не может быть ответственностью — для этого как раз есть штрафы как мера ответственности и пени как компенсационный инструмент. Налоги сами по себе не должны носить штрафной функции — это искажало бы их природу.

Вероятно, такое рассуждение автоматически должно означать невозможность «слепого» правоприменения там, где в основе перерасчета налогов лежит установленная недостоверность сведений об операциях или учете налогоплательщика. Примеров таких спорных вопросов можно привести довольно много, но я остановлюсь на двух, пожалуй, самых популярных в России сегодня.

Первый связан с учетом расходов, вычетов и уплаченных по спецрежимам налогов при «дроблении бизнеса» — ведь сама по себе ситуация «дробления» не должна приводить к более обременительному налогообложению нарушителя — в ином случае весь механизм борьбы с налоговыми правонарушениями выполнял бы не восстановительно-фискальную функцию, а исключительно карательную. Поэтому такая ситуация требует как раз той самой «реконструкции» на основе статьи 31 НК РФ, включая наиболее спорный ее аспект: учет при расчете недоимки сумм налогов, которые налогоплательщик уплачивал, неправомерно применяя преференциальные налоговые режимы (в абсолютном большинстве случаев суды сегодня отказываются учитывать такие налоги, издевательски предлагая налогоплательщикам в периметре «дробления» возвращать переплату за проверяемый период, который к тому времени оказывается за пределами трехлетнего срока);

Другая сверхпопулярная ситуация — определение налоговой выгоды от сделок с «плохими контрагентами» — по сути то, что отчасти предлагал в 2012 году Президиум ВАС РФ в знаменитом деле Камского завода ЖБИ (к сожалению, без распространения такого же подхода на НДС, что в 2014 году основательно и небесспорно подтвердил Пленум ВАС РФ). Широко распространены ситуации, когда налоговый орган устанавливает «недобросовестность» только у последнего посреднического звена, на котором «оседает» лишь часть налогов, приходящаяся на посредника в цепочке перепродаж. И если в этой ситуации известно реальное предыдущее звено, которое уплатило налоги со своей реализации (например, производитель товара), то лишать конечного покупателя полностью права на учет расходов и налоговых вычетов от покупки товара у посредника в том числе в той части, которая реально была уплачена производителем, неправильно. И здесь на помощь как раз должна приходить конструкция, которая предложена СКЭС ВС РФ в недавнем Определении: недостоверность сведений о поставщике и искажение данных о цене поставки не должны приводить к штрафному налогообложению, а должны открывать путь к определению справедливого и обоснованного налогообложения на основе применения расчетного метода и статьи 31 НК РФ.

Читайте также  Налог на подаренный автомобиль

К слову, тренд на определение действительной налоговой обязанности уже давно можно увидеть в разных областях: в практике той же СКЭС ВС РФ можно вспомнить дела о последовательной и полной переквалификации отношений (например, известные Определения СКЭС ВС РФ от 06.03.2018 № 304-КГ17-8961 по делу АО «СУЭК-Кузбасс» и от 05.04.2018 № 305-КГ17-20231 по делу АО «Каширский двор – Северянин»), учете доначисления «расходных» налогов по итогам выездной налоговой проверки (например, Определение СКЭС ВС РФ от 30.10.16 № 305-КГ16-10138 по делу ЗАО «Обьнефтегеология»). Законодатель со своей стороны применительно к налогообложению доходов иностранных компаний урегулировал применение т.н. «сквозного подхода» в целях установления справедливого и обоснованного налогообложения. Так что данное явление никак нельзя признать новым для нашей практики и нормотворчества, хотя системности и обширности в применении ему явно не хватает.

Хочется верить, что проиллюстрированный фрагмент из Определения по делу «Юмакса» об основаниях для применения расчетного метода должен помочь в решении нависшей над всеми с 2017 года дилеммы первого пункта статьи 54.1 НК РФ о последствиях выявления «искажения» сведений о фактах хозяйственной жизни налогоплательщика. По поспешному утверждению ФНС России, такая формулировка закона означает, что налогоплательщик при выявлении «искажения» должен полностью лишаться права на вычеты и расходы, что вкупе с 40% штрафом и пенями в итоге приводит к конфискационному налогообложению в виде 100% суммы спорной транзакции. Однако признание необходимости противопоставлять недостоверности расчетный метод может навести мостик между выявленными фактами налоговой недобросовестности и здравым смыслом там, где огульная переквалификация приводит к неадекватному налогообложению: при разного рода переквалификациях (включая «дробление бизнеса»), оспаривании деловой цели сделки, сомнительности документов в цепочке поставщиков или подрядчиков и т.п. В свою очередь, налогоплательщикам остается надеяться на последовательность судебной практики и на то, что расчетный метод не окажется улицей с односторонним движением, а будет применим не только «во вред» налогоплательщикам, но и «во благо» им.

Расчётный метод налогообложения: когда это право налоговиков, а когда их обязанность?

Периодически возникают случаи, когда по каким-либо причинам налогоплательщик не может подтвердить документально свои доходы и/или расходы для целей налогообложения. Особенно часто такая ситуация возникает в случаях принудительной налоговой переквалификации деятельности налогоплательщика. Подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ дает налоговым органам право на применение расчетного метода исчисления налога. Подчеркну внимание читателя на ключевой мысли: у налоговиков есть право… а правом можно пользоваться, а можно и не пользоваться.

Иногда это право налоговиков становится их обязанностью по применению именно расчетного метода при исчислении налогов для того или иного налогоплательщика. А неисполненная обязанность, как известно, становится уже нарушением, которое и можно, и нужно трактовать в пользу налогоплательщика.

Опишу ситуацию на реальном примере из моей арбитражной практики (дело А05-3717/2019). Речь в нем идет о том, что индивидуальный предприниматель (ИП) при строительстве жилых домов по государственной программе переселения из ветхого и аварийного жилья строил жилые дома и применял режим налогообложения УСН-6%. Как это часто бывает, этот ИП в какой-то момент утратил право на применение данного льготного режима, но этого даже не заметил и продолжал его применять. Налоговики этого нарушения тоже несколько лет не замечали.

Режим УСН-6%, как известно, освобождает налогоплательщика от обязанности учета расходов для целей его налогообложения, поскольку в основе этого налогового режима лежит кассовый метод при получении доходов, с которых в бюджет уплачивается 6%. И на этом налоговые обязанности налогоплательщика, применяющего УСН-6%, прекращаются.

Инспекция обнаружила нарушение только через три года. И, естественно, совершенно правомерно перевела этого ИП на общий режим налогообложения с начала того квартала, в котором он «слетел с упрощенки». На правовом языке эта процедура называется так: применение налоговой переквалификации деятельности проверяемого налогоплательщика.

Переведя задним числом нашего ИП с режима УСН-6% на общий режим налогообложения, инспекции пришлось определять, какой же размер НДФЛ должен был уплатить в бюджет этот налогоплательщик, после того как утратил право на применение режима УСН-6%? Налоговая база по НДФЛ (если упростить формулировку ст. 210 НК РФ) рассчитывается по формуле «доходы минус налоговые вычеты (т.е. расходы)». С доходами нашего ИП более или менее все просто: их легко определить по данным банковского счета налогоплательщика и его онлайн-кассы, неограниченный доступ к которым у налоговых инспекторов имеется. Для упрощения сюжета статьи скажем, что в период после утраты права на применение режима УСН-6% наш ИП реализовал квартиры в жилом доме «Гамма» (название дома вымышленное) на сумму, предположим, 50 млн руб.

А вот с налоговыми вычетами, т.е. с расходами, которые наш ИП понес при строительстве дома, возникает проблема, поскольку сам налогоплательщик эти расходы не учитывал, потому что в тот период, когда велось строительство, он совершенно правомерно применял режим УСН-6%, который освобождал его от обязанности учитывать свои расходы для целей налогообложения. То есть обвинить предпринимателя в том, что он, не ведя учета своих расходов в тот период, нарушил закон, нельзя.

Хотя, справедливости ради, надо бы отметить, что поступал наш налогоплательщик очень неразумно. Ну не обязывает тебя закон вести учет расходов для целей налогообложения, так это же не означает, что все документы по расходам надо выкидывать. Учет своих расходов разумно вести хотя бы для себя самого, чтобы знать, что же получилось в итоге — прибыль или убыток? И в каком размере? Но это лирика. Расходы-то он, конечно же, нес, но их не считал и не учитывал.

Что в таком случае делать налоговому органу? Ведь для исчисления НДФЛ расходы все равно нужны. Причем не абы какие, а именно те расходы, которые непосредственно связанны с извлечением дохода, подлежащего налогообложению (см. п. 1 ст. 221 НК РФ). В нашем случае налоговому органу нужны были документы налогоплательщика по его расходам на строительство именно дома «Гамма». Этих документов у ИП как раз и не было: он их не сохранил.

Налоговики в этой ситуации, особо не мудрствуя, применили специальную норму права – 20% налоговый вычет, если налогоплательщик не в состоянии документально подтвердить свои расходы (см. ст. 221 НК РФ), который содержится в главе 23 НК РФ. Это специальная норма права, поскольку относится она только к НДФЛ, а к другим налогам не относится. Для аналогичных ситуаций имеется общая правовая норма, содержащаяся в пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. И эта общая норма в таких случаях предусматривает право налоговиков на применение расчетного метода при исчислении налогов (подчеркну: во-первых, право, а во-вторых, это норма для любых налогов).

Налоговые инспекторы в ситуации с нашим предпринимателем не применили положения пп. 7 п.1 ст. 31 НК РФ, а применили положения ст. 221 НК РФ и учли расходы нашего ИП в размере 20% от его доходов. Следовательно, в нашем условном примере налоговый вычет ИП для целей его налогообложения составил 10 млн руб. (50 млн руб. х 20%), и на этом налоговики успокоились, полагая что все сделали верно. В результате сумма налога НДФЛ, подлежащего уплате в бюджет по расчетам налоговых инспекторов, составила 5,2 млн руб. ((50 – 10) х 13%).

На первый взгляд, казалось бы, налоговики все сделали верно, но тем не менее они ошиблись. В данной ситуации они забыли, что сами же применили к налогоплательщику налоговую переквалификацию и тем самым перевели его на общий режим совсем с другого режима налогообложения. Их ошибка состояла в том, что отсутствие у нашего налогоплательщика документов, подтверждающих его расходы, объясняется тем, что в тот период он ошибочно применял режим УСН-6%, который освобождал его от обязанности учитывать свои расходы. Следовательно, он оплачивал совсем иной налог, не НДФЛ. В режиме налоговой переквалификации, которую применил налоговый орган, к этой ситуации применяется не специальная норма права, описанная в ст. 210 НК РФ, поскольку она относится лишь к налогоплательщикам НДФЛ, а общая норма права, описанная в пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, которая относится к налогоплательщикам любых налогов, в том числе и к налогоплательщикам НДФЛ.

В пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ предусмотрено право инспекции определять суммы налогов, подлежащие уплате в бюджет, расчетным путем в случаях непредставления документов или отсутствия учета доходов и расходов. А в нашем случае у налогоплательщика как раз наблюдается полное отсутствие учета его расходов, что в полной мере соотносится с положениями пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. Кроме того, в своем решении инспекция сама указывала на непредставление налогоплательщиком документов для исчисления налогов и отсутствие надлежащего учета доходов и расходов проверяемым налогоплательщиком и даже наложила на налогоплательщика штраф по этому основанию (п. 1 ст. 126 НК РФ).

На мой взгляд, то, что ИП не смог представить в инспекцию документы, подтверждающие его расходы при строительстве дома, ни в коей мере не дает налоговикам права на полное игнорирование расходов нашего ИП на строительство этого дома. Неправильно делать вид, будто расходов на строительство именно этого дома вообще не существовало. Дом же не сам собой построился?

Обращает на себя внимание, что применение налоговым органом 20% профессиональных налоговых вычетов со стороны ИФНС подается так, как будто инспекция тем самым сделала благо для налогоплательщика, поскольку применила способ расчета налога, который приводит (по мнению налоговиков) к необходимости уплаты в бюджет меньшей суммы НДФЛ. Однако это утверждение о благе для налогоплательщика основано или на лукавстве, или на заблуждении инспекторов, поскольку не соответствует истине.

Такая ситуация обязывала инспекцию применить положения пункта 8 постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. № 57, в котором говорится, что в такого рода ситуациях расчетным методом должны быть определены в том числе и расходы. Кроме того, ВАС РФ говорит, что изложенным подходом (т.е. расчетным методом) необходимо руководствоваться как в случаях отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, так и в случае признания их ненадлежащими. Также сказано, что это не лишает налогоплательщика права доказывать фактический размер соответствующих расходов применительно к правилам пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. Т.е. ВАС РФ позволяет налогоплательщику самому применять расчетный метод для учета его затрат для целей налогообложения.

Кроме того, существует «Обзор практики применения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ», утвержденный Президиумом ВС РФ 21.10.2015 г., в пункте 12 которого сказано, что при отсутствии у ИП документов, подтверждающих его расходы, понесенные в связи с осуществлением приносящей доход деятельности, в отношении которой им ошибочно применялся специальный налоговый режим, не предполагающий необходимости ведения учета расходов, сумма налога к уплате в бюджет определяется расчетным методом. Предусмотренное пунктом 1 статьи 221 НК РФ правило предоставлении профессионального налогового вычета в фиксированном размере 20% в данном случае не исключало необходимости (вот где вместо права возникает обязанность) определения недоимки расчетным способом, поскольку спорные доначисления обусловлены не отсутствием надлежащего документального подтверждения расходов предпринимателя, а данной налоговым органом иной квалификацией деятельности предпринимателя как подлежащей налогообложению по общей системе.

Что и требовалось доказать. Право налогового органа на применение расчетного метода, предусмотренное пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, в режиме налоговой переквалификации, примененной налоговым органом, становится обязанностью налогового органа.

ООО «БЭНЦ»:
Архангельск, ул. Вельская, д.1, оф. 1
Тел.: (8182) 65-65-73, 65-61-76, 65-09-25, +7 921 490-9191
E-mail: [email protected]
www.aetc.ru

Другие полезные публикации —
в рубрике Советы аудитора

Елена Алексеева/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с заработком и оформлением документов для ведения бизнеса, освещением и автоматикой. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Елена Алексеева.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sps-Studio.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: