Лизинг при банкротстве лизингополучателя - Sps-Studio.ru

Лизинг при банкротстве лизингополучателя

Интерфакс: Обанкротившийся лизингополучатель вправе оплатить с отступлением от очередности предмет лизинга, если в этом есть экономический смысл, решил Верховный суд (ВС) РФ.

Лизинг при банкротстве лизингополучателя

ВС РФ защитил лизинговые компании от оспаривания постбанкротных платежей клиентов

Москва. 6 сентября. INTERFAX.RU — Обанкротившийся лизингополучатель вправе оплатить с отступлением от очередности предмет лизинга, если в этом есть экономический смысл, решил Верховный суд (ВС) РФ.

Особенности оценки лизинговых платежей в банкротстве судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассматривала на примере дела о несостоятельности ООО «СитиЭнерго», которое занималось подрядными работами при ремонте и строительстве на теплоэлектроцентралях. Компания обанкротилась в январе 2019 года, задолжав кредиторам 139,59 млн рублей, следует из судебных актов и отчета арбитражного управляющего, опубликованного на «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве).

Эта компания взяла в выкупной лизинг у АО «Лизинговая компания «Европлан» «премиальные транспортные средства», говорится в материалах дела — три автомобиля Mersedes-Benz 2015 года выпуска и один — 2016 года выпуска. Впоследствии они были проданы с торгов, следует из данных судов и «Федресурса».

За автомобили вместо «СитиЭнерго» рассчитывались по письмам-поручениям КПК «МСБ-Финанс» и ООО «ТелекорЭнергетика». Всего за полгода до банкротства и после его возбуждения они заплатили 15,66 млн рублей.

Обнаружив это, конкурсный управляющий «СитиЭнерго» оспорил эти платежи, расценив их как совершенные с предпочтением по отношению к иным кредиторам должника. Суды трех инстанций частично удовлетворили требования конкурсного управляющего, обязав «Европлан» вернуть в конкурсную массу банкрота 12,7 млн рублей, которые он получил после принятия судом заявления о несостоятельности.

Однако ВС РФ, рассмотрев жалобу «Европлана», эти акты отменил и отправил спор на новое рассмотрение. Он напомнил, что предмет выкупного лизинга остается в собственности лизингодателя в случае нарушения должником-банкротом платежей за него и не включается в конкурсную массу. С учетом этого обстоятельства лизингополучатель-банкрот может либо расторгнуть договор лизинга, либо продолжить платежи, если это выгоднее. Потому вопрос о действительности постбанкротных лизинговых платежей должен решаться с учетом того, являлись ли они оправданными — исходя из ожидаемого финансового результата, указала СКЭС ВС РФ.

«Например, отступление от очередности и совершение лизинговых платежей в целях выкупа оборудования может иметь смысл в ситуации, если при помощи данного оборудования должник впоследствии планирует вести свою производственную деятельность, выйти из кризиса и восстановить платежеспособность, — говорится в определении ВС РФ. — Также отсутствует целесообразность в признании платежей недействительными, если оценочная стоимость имущества на момент выкупа (либо если впоследствии сумма вырученных на торгах в банкротстве средств) превышала размер платежей, совершенных в период предпочтения, и должник рассчитывал впоследствии реализовать это имущество, покрыв названные расходы».

В деле же «СитиЭнерго», указал ВС РФ, суды не учли особенности отношений сторон по договору выкупного лизинга. При новом рассмотрении дела суду им следует учесть, что автомобили, являвшиеся предметом лизинга, уже были реализованы с торгов и деньги поступили в конкурсную массу. Поэтому оспариваемые платежи могут быть признаны недействительными в любом случае только в пределах разницы между суммой таких платежей и размером средств, вырученных на торгах от реализации предметов лизинга, отметил суд.

ООО «СитиЭнерго» принадлежит практически в равных долях четырем физлицам: Батору Цагадаеву, Александре Богдановой, Эдуарду Хаптахаеву и Леониду Маркину. Выручка компании в 2014-2016 годах составляла около 200 млн рублей, в 2017-м упала до 17,8 млн рублей, свидетельствуют данные аналитической системы «СПАРК-Интерфакс». 2014 год «СитиЭнерго» закончило с чистой прибылью в 1,7 млн рублей, в 2015-м этот показатель упал до 91 тыс. рублей, в 2016-2017 годах компания стала убыточной (минус 2,23 млн рублей и 244,16 млн рублей соответственно). Позднее компания не раскрывала финансовые результаты,

Связь между «СитиЭнерго», КПК «МСБ-Финанс» и ООО «ТелекорЭнергетика» по материалам «СПАРК-Интерфакс» не прослеживается.

О включении предмета выкупного лизинга в конкурсную массу лизингополучателя-банкрота

В Определении от 1 сентября 2021 г. № 305-ЭС20-8917 (3) по делу № А40-185154/2017 Верховный Суд РФ рассмотрел вопрос, является ли осуществление лизинговых платежей третьими лицами за должника сделкой с предпочтением, и разъяснил, что при оспаривании в банкротстве лизинговых платежей необходимо учитывать особенности отношений сторон по договору выкупного лизинга.

Согласно фабуле дела конкурсный управляющий реализовал с торгов четыре автомобиля, являвшиеся предметом лизинга, и вырученные денежные средства включил в конкурсную массу. В период как до, так и после возбуждения дела о банкротстве компании-лизингополучателя третьи лица осуществляли лизинговые платежи за должника в пользу лизинговой компании. Полагая, что платежи совершены за счет должника с предпочтением по отношению к иным кредиторам, конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании их недействительными. Требования управляющего были удовлетворены судом, а вышестоящие инстанции оставили данное решение без изменения.

Верховный Суд, отменяя судебные акты, указал, что оспаривание операций по перечислению лизинговых платежей могло привести к двойному взысканию в пользу должника, что несправедливо.

Данное дело представляет интерес с точки зрения квалификации правовой природы договора лизинга. ВС указал, что в случае нарушения должником его обязательств и расторжения договора лизинга имущество не включается в конкурсную массу, а остается в собственности кредитора.

В литературе существует мнение об ошибочности данного подхода. Критика основана на оценке договора выкупного лизинга как титульного обеспечения. В частности, Роман Бевзенко полагает, что следует отождествлять титульное обеспечение и залог в банкротстве, рассматривая банкротство лиц, предоставивших и получивших титульное обеспечение, как банкротство залогодателя и залогодержателя 1 . Соответственно, при банкротстве должника предмет титульного обеспечения по аналогии с залогом подлежит включению в конкурсную массу. В этом случае платежи, произведенные за должника третьими лицами, квалифицируются как сделки с предпочтением.

Под титульным обеспечением (обеспечительной собственностью) принято понимать такой вид обеспечения обязательства, когда обязательства кредитора обеспечиваются правом не залога, а собственности. В соответствии с данной конструкцией должник получает от кредитора денежные средства, а в качестве обеспечения передает ему право собственности на имущество, принадлежавшее должнику. После погашения долга право собственности на предмет обеспечения возвращается должнику. К обеспечительной передаче права принято относить такие сделки, как договор репо ценных бумаг (ст. 51.3 Закона о рынке ценных бумаг), возвратный лизинг (абз. 4 п. 1 ст. 4 Закона о лизинге), обеспечительный факторинг.

Представляется, что обеспечительную передачу права собственности следует отличать от резервирования титула (reservation of title). В данном случае должник получает от кредитора вещь, которую собирается приобрести в будущем, при этом право собственности удерживается (резервируется) кредитором в качестве обеспечения исполнения должником денежного обязательства. К резервированию титула можно отнести: сохранение права собственности за продавцом (ст. 491 ГК РФ), договор аренды с правом выкупа (ст. 624 ГК), выкупной лизинг (ст. 665 ГК).

В п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 указано, что приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного. Соответственно, выкупной лизинг, правовую природу которого исследовал Верховный Суд, можно отнести к резервированию титула.

Если обратиться к зарубежному опыту (в частности, Германии), то по титульному обеспечению в конкурсном производстве обеспечителя кредитор (собственник), согласно судебной практике и господствующему мнению, наделяется лишь правом залогодержателя (залогового кредитора), а значит, может претендовать лишь на обособленное удовлетворение 2 . Между тем, согласно выводам Хансйорга Вебера, если договор, содержащий оговорку о сохранении за продавцом права собственности, в момент открытия конкурсного производства в отношении покупателя не был исполнен полностью или частично, управляющий может вместо должника исполнить договорные обязательства и потребовать их исполнения от другой стороны, однако он также вправе отказаться от исполнения. Если управляющий выбирает продолжение исполнения договора купли-продажи, он должен выплатить из массы оставшуюся к уплате часть покупной цены. В случае отказа от исполнения сделки купли-продажи он не может более противопоставлять свое владение требованию продавца о выдаче вещи 3 . Таким образом, в Германии допускается возможность изъятия предмета из конкурсной массы при резервировании титула продавцом, если покупатель не оплачивает товар.

Можно обратиться и к опыту Великобритании. Так, Ванесса Финч и Дэвид Милман указывают, что товар, находящийся во владении должника по договору с резервированием титула за продавцом, до его полной оплаты не является частью конкурсной массы должника 4 . То есть и в Германии, и в Великобритании резервирование титула, к которому можно отнести выкупной лизинг, не подлежит включению в конкурсную массу.

По этой причине представляется спорной позиция о необходимости включения предмета выкупного лизинга в конкурсную массу в каждом случае по причине иного правового режима для предмета выкупного лизинга, характерного для резервирования титула.

Как отметил ВС, конструкцией договора выкупного лизинга предусмотрено право должника на выбор: выплатить лизинговые платежи и стать собственником полученного имущества либо расторгнуть договор и определить завершающую обязанность одной из сторон. В силу закона и правовой природы договора выкупного лизинга вопрос перехода собственности в данном случае зависит от обстоятельств дела и управленческих решений руководства должника. В связи с этим при переходе предмета выкупного лизинга в собственность должника квалификация погашения лизинговой задолженности как сделки с предпочтением представляется неверной.

Читайте также  Сколько длится процедура банкротства юридического лица

1 Бевзенко Р.С. Титульное обеспечение и доктрина акцессорности // Об обеспечении обязательств: Сб. ст. к юбилею С.В. Сарбаша. М., 2017. С. 46.

2 Хансйорг Вебер. Обеспечение обязательств. М., 2009. С. 239.

4 Vanessa Finch, David Milman. Corporate Insolvency Law. Perspectives and Principles. С. 512.

Лизингодатель сохраняет право собственности на лизинговое имущество при банкротстве лизингополучателя. Поэтому к оспариванию платежей по мотивам внесения с предпочтением нужно присмотреться пристально

Краткий комментарий к определению СКЭС ВС РФ от 1 сентября 2021 г. № 305-ЭС20-8917(3) в деле о банкротстве ООО “СитиЭнерго” по жалобе лизинговой компании “Европлан”

Определение содержит следующие тезисы:

1. Правовая система признает разные формы предоставления финансирования.

2. У такой формы, как выкупной лизинг, есть признаваемые правом особенности:

2.1. если должник (лизингополучатель) нарушает свои обязательства, что служит основанием расторжения договора (выкупного лизинга), имущество, служащее обеспечением (предмет лизинга), остается в собственности кредитора (лизингодателя), а не включается в конкурсную массу;

2.2. если должник не завершил расчеты по договору выкупного лизинга, лизинговая компания вправе расторгнуть договор лизинга и определить завершающую обязанность одной из сторон договора;

2.3. сохранение права собственности и получение средств от последующей продажи предмета лизинга позволяют лизингодателю покрыть свои убытки от расторжения

договора, минуя установленный Законом о банкротстве порядок получения удовлетворения кредиторами своих требований;

2.4. у лизингодателя есть специальные правомочия, позволяющие в отсутствие платежей от должника или за счет должника получить удовлетворение своих требований.

3. Поэтому само по себе совершение подобных платежей не свидетельствует об оказании предпочтения, так как не является предпочтением такое исполнение, которое может быть законно получено и при наличии дела о банкротстве.

4. До совершения платежных операций руководитель должника находится в состоянии принятия управленческого решения:

4.1. осуществить платежи (в том числе с отступлением от очередности удовлетворения требований иных кредиторов) и получить право собственности на лизинговое имущество (которое затем может быть включено в конкурсную массу и продано с торгов); либо

4.2. отказаться от дальнейшего обслуживания лизингового договора, расторгнуть его и определить завершающую обязанность одной из сторон.

5. Цель статьи 61³ Закона о банкротстве состоит в восстановлении равенства кредиторов при расчетах за счет имущества должника.

6. Сохранение возможности использования лизингового имущества должником и (или) выкупа предмета лизинга в определенных случаях может приводить к увеличению стоимости активов должника.

7. Поэтому вопрос о действительности лизинговых платежей должен решаться с учетом того, какое управленческое решение на момент его принятия, с точки зрения руководителя должника, интересов иных кредиторов и конкурсной массы, являлось объективно оправданным исходя из ожидаемого финансового результата.

8. Например, отступление от очередности и совершение лизинговых платежей в целях выкупа оборудования может иметь смысл и отсутствует целесообразность в признании платежей недействительными, если:

8.1. при помощи данного оборудования должник впоследствии планирует вести свою производственную деятельность, выйти из кризиса и восстановить платежеспособность;

8.2. оценочная стоимость имущества на момент выкупа (либо если впоследствии сумма вырученных на торгах в банкротстве средств) превышала размер платежей, совершенных в период предпочтения, и должник рассчитывал впоследствии реализовать это имущество, покрыв названные расходы.

9. Если после выкупа лизингового имущества за счет оспариваемых платежей конкурсный управляющий реализовал выкупленное лизинговое имущество, а денежные средства поступили в конкурсную массу:

9.1. оспаривание операций по перечислению лизинговых платежей может привести к двойному взысканию в пользу должника, что является несправедливым исходом;

9.2. если по приведенным выше критериям суд придет к выводу о наличии оснований для

удовлетворения требования [о признании лизинговых платежей недействительными сделками], оспариваемые платежи могут быть признаны недействительными в любом случае только в пределах разницы между суммой таких платежей и размером вырученных на торгах по продаже объектов лизинга средств.

Это разъяснение является следствием наличия в правовой системе следующих норм:

(1) лизингодатель приобретает право собственности на лизинговое имущество (ч. 1 ст. 665 ГК РФ);

(2) предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя (п. 1 ст. 11 Закона о лизинге);

(3) право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством и договором (п. 3 ст. 11 Закона о лизинге);

(4) изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения взыскания не предусмотрен законом или договором — иными словами, только по обязательствам собственника имущества на имущество обращается взыскание;

(5) на предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя (п. 1 ст. 23 Закона о лизинге);

(6) все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу — иными словами, только имущество должника включается в конкурсную массу (п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве);

(7) право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (п. 2 ст. 218 ГК РФ).

Таковы положения действующих законов. Основная задача суда – применять их в соответствии со смыслом, заложенным в них законодателем. И эту задачу в данном деле Верховный суд выполнил.

Дальше можно критиковать закон и требовать его изменения. Подобные суждения возлагают на их авторов бремя обоснования таких инициатив.

При этом следует считать манипуляциями, не имеющими ничего общего с аргументацией, следующие доводы:

(1) раз предмет залога включается в конкурсную массу, то и предмет лизинга тоже должен. Нет, не должен;

(2) лизинг – это обход правил о включении обеспечительного актива в конкурсную массу должника.

С одной стороны, нужно напомнить, что институты залога и банкротства в нашей стране после краха социалистической экономики введены почти одновременно законами 1992 г., а институт лизинга (предполагающего приобретение актива кредитором в свою собственность, что исключает обращение взыскания на него по долгам должника) – спустя всего три-четыре года (Временное положение о лизинге 1995 г. и часть вторая ГК РФ 1996 г.).

Не будет также лишним напомнить, что согласно Закону о банкротстве 1992 г. заложенное имущество не включалось в конкурсную массу (п. 4 ст. 26). Включение предмета залога в конкурсную массу должника было предусмотрено лишь Законом о банкротстве 1998 г. Поэтому упреки в изобретении российской ипостаси лизинга в целях обхода правил о включении обеспечительного актива в конкурсную массу должника не учитывают российскую историю этих институтов.

С другой стороны, альтернативные залогу вещные обеспечительные конструкции появляются именно с целью преодоления недостатков регулирования залога, препятствующих полноценной реализации его обеспечительной функции. И коль скоро это так, нужно в появлении таких конструкций видеть проявление потребностей оборота, а не попытку обхода закона.

Наконец, раз уж законодатель счел нужным присоединиться к Кейптаунской конвенции (которая регулирует лизинг и продажу в кредит с удержанием титула за продавцом наряду с залогом), — значит, эти конструкции — не обход закона, а его развитие;

(3) во Франции, Германии (и далее по тексту, включая Утопию, Лилипутию, Блефуску и Швамбранию) с предметом лизинга при банкротстве лизингополучателя поступают не как в России, а потому нам срочно нужно переподковаться.

Нет, как минимум, не срочно.

Сторонники изменения регулирования в этом крайне важном практическом вопросе должны обосновать это изменение, а именно:

(а) определить критерии эффективности системы регулирования банкротства, доказав, что это обоснованные критерии;

(б) проранжировать хотя бы наиболее развитые страны (например, из «двадцатки») по указанным критериям;

(в) выяснить, есть ли измеримая в величинах, отличных от статистической погрешности, причинная связь между игнорированием прав лизингодателя в банкротстве (там, где это на самом деле есть – с цитатами из законов и практики высших судов) и фантастической эффективностью (если она обнаружится) лидирующих систем конкурсного права.

И только тогда будет повод обсуждать, следует ли за обретение аналогичных преимуществ заплатить разрушением модели лизинга, сложившейся в России за четверть века и показывающей свою эффективность как темпами развития, так и устойчивостью.

За время с 1995 г. у всех участников рынка сложилось ясное понимание правил: если лизингополучатель просрочивает внесение двух платежей подряд, лизингодатель вправе расторгнуть договор, изъять и реализовать актив, а при получении сверхприбыли – вернуть ее в качестве сальдо лизингополучателю. Это все знают, и все согласны так работать. Благодаря таким характеристикам модели лизинговые компании могут предоставлять финансирование как клиентам, которые не могут получить традиционное кредитование, поскольку не проходят по риск-политикам банков, так и более респектабельным клиентам, но на приобретение активов, которые в качестве предмета залога (с учетом залогового режима) не вызывают энтузиазма у банков.

Читайте также  Добровольное банкротство акционерного общества

Принимаемые рынком характеристики модели лизинга позволяют бизнесу получать инвестиции.

Для разрушения работающей модели, принимаемой рынком, одних кабинетных соображений о высшей справедливости явно недостаточно.

И последнее: даже если в какой-то момент противники лизинга и апологеты превосходства залога докажут, что разрушение лизинга – это благо, в котором отчаянно и неотложно нуждается российский правопорядок, умножение на ноль права собственности лизингодателя потребуется всё-таки отложить.

Цивилизованные представления о развитии права и самостоятельной ценности его предсказуемости предполагают, что подобные новеллы, во-первых, должны приниматься парламентом (каким бы убогим они был), а во-вторых, в силу основополагающих принципов действия во времени норм, регулирующих договорные отношения, такие новые правила не должны касаться договоров, заключенных до введения в действие деструктивного закона.

Хочется надеяться, что такой закон и не появится.

Взыскание задолженности по договору лизинга

Лизинг – это вид деятельности по приобретению имущества и передаче его по договору физическим и юридическим лицам за определенную плату.

Лизинг позволяет приобретать имущество без единовременного использования средств компании или частного лица. Также он предусматривает нахождение предмета сделки в собственности лизингодателя. Может сложится впечатление, что лизингодатель огражден от проблем, связанных с образованием долга и его возврата. На самом деле на практике часто лизингодатели становятся потерпевшей стороной в арбитражных судах. Обычно решение подобных вопросов осуществляется, не доходя до кассационных инстанций. Это объясняется тем, что в подобном процессе нет коллизионных аспектов. Взыскание долга по договору лизинга – это самая распространенная ситуация обращения в суд в подобных делах, особенно это касается приобретения движимого и недвижимого имущества.

Причинами обращения в суд лизингодателями или лизингополучателями могут быть разные причины. Но они преследуют одну цель – отстоять свои права и получить материальную компенсацию. Обычно встречаются следующие виды споров:

  • Неуплата платежей по лизингу. Лизинговая компания подает заявление в суд. Адвокат истца старается минимизировать негативные последствия.
  • Недействительность или не заключение договора. Ошибки в договоре могут стать основанием для признания такой сделки недействительной. Если суд удовлетворит такой иск, то последствиями могут стать, например, возврат имущества.
  • Отказ исполнения или расторжение договора. Если лизингодатель не готов далее выполнять обязательства или ему больше не нужно полученное по программе лизинга имущество, то можно подать заявление в суд и потребовать расторгнуть договор.
  • Приобретение прав собственника имущества. Иногда лизингодатель старается отложить процесс передачи прав собственности клиенту. В таком случае необходимо подать заявление в суд.
  • Возмещение убытков из-за нарушения сроков подписания акта — приемки имущества. Имущество может быть передано не вовремя или не в надлежащем виде. В таких случаях юристу необходимо будет взыскать перечисленные лизинговые платежи.
  • Требование заменить или отремонтировать имущество из-за несоответствия качеству. в случае, когда имущество является непригодным для эксплуатации, лизингополучатель в праве сам выбрать ремонт или замену.

Этапы взыскания по договору лизинга

  • Урегулировать вопрос без обращения в суд
  • Объяснить должнику ситуацию с помощью претензии
  • Если проблема не решается, обратиться в Арбитражный суд.

Порядок расчета суммы для возврата долга по договору лизинга

  1. Стоимость оборудования, которое должно быть возвращено лизингодателю, определяется с помощью документов о продаже имущества лизинговыми компаниями.
  2. Размеры финансирований равны закупочной цене имущества по договору лизинга с вычетом аванса, а также расходов по обслуживанию и доставке.
  3. Платы за финансирование приобретения предметов рассчитываются при помощи ставки рефинансирования в процентах на величину финансовых вложений.

Вместе с основным долгом, может быть взыскана неустойка из-за несоблюдения сроков.

Необходимая документация

  • Договора, акты
  • Квитанции об уплате госпошлины
  • Расчет суммы требований

Необходимо иметь копии документов по количеству ответчиков и третьих лиц, и экземпляр для суда.

Исковой срок взыскания долга по договору лизинга – 3 года.

Договор лизинга может считаться незаключенным, если были не соблюдены правила его государственной регистрации.

Как избежать конфликтных ситуаций в рамках договора лизинга

  • При заключении сделки с лизинговой компанией необходимо оценить уровень сервиса, порядок действия и квалификацию работников.
  • При подписании документов изучить условия договора, уделив внимание срокам, порядку платежей и условиям возмещения дополнительных расходов лизинговой компании.
  • Если произошла просрочка уплаты платежей, необходимо сразу решить ситуацию.
  • Если урегулировать вопрос мирно не получается, помочь может нейтральный помощник.

Как показывает судебная практика, арендодатель или лизингодатель может добиться внесения платы до окончания срока действия договора, если будет доказан факт нарушения срока оплаты.

Также договор будет расторгнут, если продавец не передал имущество лизингополучателю.

Комментарии к законодательству

В соответствии с п. 2 ст. 18 Федерального закона от 29.10.1998 г. № 164-ФЗ (ред. от 31.12.2014 г.) «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге) лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Следовательно, банк предоставляет кредит лизинговой организации на приобретение какого-либо имущества (например, автотранспорта) для последующей передачи этого имущества по договору лизинга лизингополучателю, а обеспечением кредита для банка выступает залог предмета лизинга. Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга. В идеальном варианте при полном погашении лизинговых платежей одновременно (или раньше) происходит и погашение банковского кредита, вследствие чего право залога прекращается.

В случае, если лизингодатель не исполняет свои обязательства перед банком, последний имеет полное право обратить взыскание на предмет залога. Однако, что в данном случае понимать под обращением взыскания – изъятие имущества у лизингополучателя и его дальнейшая реализация или переход прав лизингодателя к банку? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать судебную практику и изучить мнение судов на этот счет.

Так, до 2012 года существовала правовая позиция, согласно которой банк по обязательствам лизингодателя был вправе обратить взыскание на предмет лизинга, являющийся предметом залога банка, независимо от факта полной уплаты лизинговых платежей и перехода права собственности на предмет лизинга лизингополучателю. Правовое обоснование такой позиции было следующим. Договор лизинга и кредитный договор являются самостоятельными обязательствами с различными субъектами. Отношения по кредитному договору и залогу регламентированы нормами гл. 23, 42 Гражданского кодекса РФ. Статьей 353 ГК РФ закреплено сохранение права залога при переходе права собственности на предмет залога к другому лицу. Основываясь на этой норме права, суды привлекали лизингополучателей в качестве соответчиков и обращали взыскание на предмет залога. Однако в 2012 году данная позиция, благодаря Высшему Арбитражному Суду, кардинально изменилась.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 г. № 16533/11 по делу № А56-2946/2011 «О возможности обращения взыскания на заложенное имущество, находящееся в лизинге» ВАС РФ указал, что к приобретателю прав переходят не только права, но и обязанности лизингодателя: «Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества. Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору выкупного лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

В силу ст. 23 Закона о лизинге к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга. Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса).

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

…Сделки залога, переданного в выкупной лизинг имущества, являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями)».

Следовательно, если лизингополучатель исправно вносит лизинговые платежи, то риск истребования имущества из его владения отсутствует. В подобной ситуации при обращении взыскания на заложенное имущество к банку перейдет лишь право на получение лизинговых платежей. При этом право на последующий выкуп имущества сохраняется за исправным лизингополучателем.

В случае если лизингодатель надлежащим образом исполнил свои обязательства и внес все лизинговые платежи, то банк не вправе обратить взыскание на имущество. Указанная позиция также изложена в вышеназванном Постановлении Президиума ВАС РФ: «Поскольку общество внесло все лизинговые платежи и стало собственником судна, то с момента регистрации за ним права собственности на это имущество одновременно с прекращением права собственности лизинговой компании прекратилось и право залога банка. Обращение взыскания на имущество, в отношении которого залог уже прекратился, законодательством не предусмотрено (статьи 348, 349 Гражданского кодекса)».

Читайте также  Цессия при банкротстве должника

Дальнейшая правоприменительная практика, основывающаяся на приведенном выше постановлении, сформировала четкий круг обстоятельств, подлежащих доказыванию лизингополучателем при защите своих интересов.

  1. Факт исполнения лизингополучателем своих обязательств по договору лизинга по уплате лизинговых платежей. Доказательством данного факта могут служить платежные документы, подтверждающие перечисление всех лизинговых платежей лизингодателю.
  2. Факт приобретения предмета лизинга в собственность. Доказательством данного факта может служить акт приема-передачи предмета лизинга.

При установлении всех перечисленных обстоятельств добросовестный лизингополучатель вправе защищать свои права путем признания залога прекращенным.

В 2014 году ВАС РФ еще раз вернулся к этому вопросу и более подробно рассмотрел последствия обращения взыскания на заложенное имущество. Свою позицию суд изложил в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга».
ВАС РФ указал, что «до момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей, заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем, ст. 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности, обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю».

Следовательно, при обращении взыскания на заложенное имущество к банку переходят не только права лизингодателя, но и обязанности, в частности, обязанность передать имущество исправному лизингополучателю по исполнению всех обязательств по договору лизинга.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно ответить на поставленный вопрос следующим образом: в случае обращения взыскания на имущество (переданное в лизинг), к кредитору переходят права и обязанности лизингодателя, то есть права требовать уплаты лизинговых платежей, а не передачи имущества в натуре. Помимо прав лизингодателя, к кредитору также переходят и обязанности лизингодателя – обязанность передать право собственности на имущество, являющееся предметом лизинга, исправному лизингополучателю. Данная позиция подтверждается существующей на сегодняшний день судебной практикой.

Лизинговый спор: на чьей стороне суд?

Jurist_arbitr — 20/05/2019

Предпринимательская деятельность диктует свои правила для игроков: работа на опережение, мобильность, продуманность и новизна решений. Конфликты в этих условиях неизбежны. Такова природа бизнес-отношений: каждый ищет свою выгоду и видит свою правду. Поэтому только малая часть споров разрешается в претензионном порядке, как правило, основные баталии происходят в арбитражном суде.

Сегодня поговорим о конфликте интересов, возникающих в рамках договора лизинга с примерами из реальной судебной практики.

Особенности лизинговых отношений

Договор лизинга по своей сути – это соглашение «три в одном»:

  • Договор купли-продажи, по которому одно сторона приобретает товар и передает его во владение другой стороне, а последняя имеет право выкупить его по условленной цене.
  • Аренда, по условиям которой получатель имущества уплачивает определенные платежи за пользование предметом.
  • Кредитный договор, когда одна сторона вкладывает деньги в имущество, которым пользуется другая сторона. При этом право собственности на предмет лизинга выступает в качестве обеспечения по кредиту.*

На практике данное положение влечет дополнительные риски: в случае банкротства лизинговой компании может быть обращено взыскание на все имущество, собственником которого она является, в том числе на предмет лизинга, купленный для конкретного клиента.

Такое наслоение норм правового регулирования не только вносит смуту в договорные отношения сторон, но и приводит к различному толкованию судами.

Возможность и условия перехода права собственности на имущество к лизингополучателю может быть предусмотрено договором лизинга либо отдельным договором купли-продажи. Причем при уклонении лизингодателя от передачи прав, он может быть понужден к заключению такого соглашения по требованию другой стороны.

То есть потенциальная конфликтность отношений налицо. Если составить классификацию «слабых» мест при исполнении лизинговых договоров, то получается примерно такой список.

  1. Лизинговые платежи.

Самая популярная категория – это арбитражные споры, связанные с просрочкой внесения платежей. Совсем необязательно это следствие злонамеренности и непорядочности лизингополучателя. Очень часто причиной нарушения сроков оплаты становится снижение роста деловой активности и нехватка оборотных средств, ввиду отсутствия заказов и необходимого объема работ. При существенных нарушениях графика оплаты, лизингодатель вправе предъявить требование о проведении досрочных платежей.

Еще одним вариантом конфликта может стать оспаривание лизингополучателем размера суммы платежей (в сторону снижения) по причине неудовлетворительного качества предмета лизинга. Причем судебная практика склоняется к следующему: если в процессе использования оборудование достигло состояния, при котором его дальнейшая эксплуатация нецелесообразна, это не освобождает лизингополучателя от обязательств по выплате предусмотренных соглашением сумм. Исключение – гибель (утрата) имущества при обстоятельствах, за которые ни одна сторона не ответственна, что расценивается как невозможность исполнения обязательств.

В последнее время распространена практика, при расторжении договора требовать у лизингодателя вернуть аванс в размере уплаченной выкупной цены, входящей в состав периодических платежей (части стоимости имущества). Факт включения выкупной цены в состав лизинговых платежей подлежит выяснению путем толкования волеизъявления сторон. При этом недопустимо путать выкупную цену имущества с его стоимостью.

Немного теории.

Долгое время суды при рассмотрении споров оценивали лизинговые отношения по аналогии с арендными: при просрочке платежей предмет договора подлежал изъятию у лизингополучателя как недобросовестной стороны. Выплаченные суммы, соответственно, не возвращались, хотя включали в себя платежи в счет выкупа имущества. В 2011 году Президиум ВАС внес свою лепту в судебную практику, отметив право клиента лизинговой компании вернуть часть уплаченных денежных средств.

  1. Досрочное расторжение или изменение условий договора

Поводом для арбитражных споров могут стать кабальные условия соглашения, когда одна из сторон поверхностно ознакомилась с предложенными документами, а затем на себе ощутила все прелести «абзацев мелким шрифтом». Это может коснуться дополнительных условий по кредитным и страховым соглашениям, например.

Право расторгнуть договор раньше срока предоставлено законом каждой стороне сделки. Обстоятельства весьма разнообразны:

  • не представление в пользование предмета сделки;
  • создание препятствий в пользовании имуществом;
  • непригодность техники и оборудования для использования ввиду неудовлетворительного качества или несоответствия оговоренным условиям;
  • уклонение от согласованного проведения капитального ремонта собственником имущества;
  • несвоевременная оплата;
  • утрата или порча имущества;
  • иное.

Требование о расторжении договора, как правило, не подлежит удовлетворению, если к моменту рассмотрения иска в суде нарушения, послужившие основанием для обращения, устранены ответчиком.

Непредоставление предмета лизинга по вине продавца не является достаточным основанием для расторжения договора финансовой аренды, если продавца выбирал сам лизингодатель. В отличие от ситуации, когда лизингодатель нарушает оговоренный порядок передачи имущества, что расценивается как ненадлежащее исполнение обязательства.

Отдельной строкой идут споры, связанные с признанием договоров финансовой аренды недействительным или незаключенными ввиду недостижения согласия по существенным условиям. Возьмем, например, вопрос согласования предмета лизинга. Суды исходят из следующих соображений: если в договоре не прописаны идентифицирующие признаки имущества, но оно приобреталось по указанию лизингополучателя и фактически было принято им, то отсутствие определенности относительно предмета не свидетельствует о незаключенности договора.

Судебные арбитражные тяжбы: кто прав и виноват

Особенность рассмотрения подобных споров в арбитражном суде – абсолютная убежденность сторон в своей правоте и нежелание идти на компромиссы. Иначе многие конфликты были бы разрешены еще на досудебной стадии. Дают о себе знать и личные амбиции, и обиды и непонимание некоторых юридических тонкостей. Иногда сложности в бизнесе: снижение доходности, налоговая нагрузка, предпринимательские риски. А встречаются случаи откровенного мошенничества, когда получатель лизингового имущества пытается вернуть испорченное оборудование (технику) с параллельным взысканием уплаченных средств.

Без опытного арбитражного юриста не обойтись. Потребуется провести всестороннюю экспертизу документов и ситуации в целом, разработать эффективную правовую позицию и защитить интересы в суде.

Учитывая, что львиная доля судебных споров касается взыскания денежных средств (долгов, убытков, пеней и других штрафных санкций), то этап исполнительного производства также нельзя пускать на самотек. Решение, вынесенное в Вашу пользу, к сожалению, не гарантирует получение реально присужденных средств: выведенные активы, пустые банковские счета, «брошенные» фирмы… Правда, и на эти случаи есть свои хитрости и ловушки. Но это, как говорится, совсем другая история для иной статьи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: