Контролирующий орган в банкротстве - Sps-Studio.ru

Контролирующий орган в банкротстве

ВС впервые разрешил контролирующему лицу обжаловать действия управляющего - новости Право.ру. Все о юридическом праве.

Контролирующий орган в банкротстве

ВС впервые разрешил контролирующему лицу обжаловать действия управляющего

В октябре 2017 года ООО «Финансовая компания «Присцельс» стала банкротом (дело № А56-17680/2017). Через 2,5 года конкурсный управляющий Раиля Ибрагимова потребовала привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности на 48 млн руб. В списке оказался бывший гендиректор общества Михаил Кокурин.

Летом 2021-го АС Санкт-Петербурга и Ленобласти отказался удовлетворять заявление Ибрагимовой, потому что она пропустила годичный срок исковой давности. Но еще осенью 2020-го, когда риск привлечения к «субсидиарке» был, Кокурин оспорил действия управляющего. Он указывал, что Ибрагимова не взыскивает «просуженную» дебиторскую задолженность и привлекает ненужных специалистов, работа которых оплачивается из конкурсной массы. Но первая инстанция вернула жалобу. У того, кого могут привлечь к субсидиарной ответственности, есть права только в своем обособленном споре, объяснил АС Санкт-Петербурга и Ленобласти. Апелляция и кассация согласились с этим.

Тогда Кокурин обратился в Верховный суд. Контролирующее лицо заинтересовано в правильном формировании конкурсной массы, настаивал бывший гендиректор. Если арбитражный управляющий работает плохо, денег у банкрота будет меньше. А значит, потенциальный размер субсидиарной ответственности увеличится.

Новая позиция ВС

23 сентября жалобу Кокурина рассмотрела коллегия во главе с Екатериной Корнелюк. Во время заседания она сказала, что СКЭС впервые разрешает такой вопрос в «тройке». А Денис Капкаев попытался выяснить, для чего теперь экс-гендиректору право на обжалование действий управляющего. Ведь обособленный спор о «субсидиарке» уже завершился (подробнее — «Контролирующее лицо может жаловаться на управляющего, подтвердил ВС»). В итоге «тройка» все же решила, что контролирующее лицо может обжаловать действия управляющего.

На правовое положение контролирующего лица влияют два ключевых обстоятельства, отметили судьи: совокупный размер требований кредиторов и объем конкурсной массы. Разница между этими величинами — это размер субсидиарной ответственности КДЛ. А значит, бывшему гендиректору нужна возможность влиять на эти обстоятельства, решил ВС.

У контролирующего лица есть право обжаловать действия конкурсного управляющего и за рамками обособленного спора о «субсидиарке». Суды не могут ссылаться на то, что у КДЛ нет статуса основного участника банкротного дела.

Другого способа защитить свои права у КДЛ нет, уверен ВС. Конкурсный управляющий компенсирует убытки должника, если контролирующее лицо докажет, что они возникли из-за действий управляющего. Конкурсная масса пополнится, а размер потенциальной субсидиарной ответственности этого КДЛ уменьшится. В ближайшее время АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области еще раз оценит, нужно ли принимать жалобу Кокурина к производству.

Далекоидущие последствия

В этом деле ВС окончательно сформировал позицию по поводу правомочий контролирующего лица в банкротном деле, говорит Александр Зарубин из правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30 место По количеству юристов 39 место По выручке Профайл компании × .

Раньше нижестоящие инстанции применяли разные подходы. Например, АС Западно-Сибирского округа в марте 2020-го подтвердил, что контролирующее должника лицо вправе обжаловать действия управляющего еще до привлечения к субсидиарной ответственности (дело № А67-4804/2017). А всего через несколько месяцев АС Московского округа возразил: бывший руководитель должника, привлеченный к субсидиарной ответственности, не может обжаловать действия управляющего (дело № А40-140479/14).

Не было единства и среди судей ВС в «отказных» определениях. В 2019-м году ту позицию, которую просит подтвердить Кокурин, занимал прежний глава банкротного состава экономколлегии Иван Разумов (дело № 304-ЭС19-21117). А в 2020-м другой судья ВС, Сергей Самуйлов, решил иначе: у того, кого привлекают к субсидиарной ответственности, есть процессуальные права только в его обособленном споре (дело № 305-ЭС20-788).

Это определение будет иметь далекоидущие последствия. Оно позволит контролирующим лицам инициировать другие обособленные споры, в том числе оспаривать сделки должника и включение требований в реестр. Ведь, по сути, все споры в деле о банкротстве прямо или косвенно влияют на размер требований кредиторов и объем конкурсной массы.

Вадим Бородкин, советник Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × .

Возможность контролирующих лиц не только защищаться от конкурсных управляющих, но и «нападать» на них дисциплинирует управляющих, отмечает Бородкин. Есть вероятность, что теперь управляющие подумают дважды, прежде чем предъявлять необоснованные требования о привлечении к субсидиарной ответственности. Подход ВС позволит нижестоящим инстанциям полнее учитывать интересы контролирующих лиц, добавляет Зарубин. Возможно, суды начнут тщательнее изучать качество работы управляющих, предполагает юрист.

Ценность позиции экономколлегии еще и в том, что она не позволяет топ-менеджерам злоупотреблять своими правами, говорит Анастасия Шамшина, адвокат и руководитель рабочей группы РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 7 место По выручке 17 место По количеству юристов Профайл компании × .

Формальные нарушения — например, пропуск срока на публикацию в ЕФРСБ — едва ли затрагивают интересы КДЛ, поэтому такая жалоба должна квалифицироваться как злоупотребление правом. Контролирующее лицо может обжаловать действия управляющего только тогда, когда взыскание с него убытков потенциально приведет к уменьшению размера субсидиарной ответственности.

Анастасия Шамшина, адвокат и руководитель рабочей группы РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 7 место По выручке 17 место По количеству юристов Профайл компании ×

Право каждого

Определение экономколлегии прямо не отвечает на вопрос, могут ли обжаловать действия управляющего те контролирующие лица, которых еще не привлекают к «субсидиарке», отмечает Бородкин. Раньше ВС уже признавал право на участие в банкротном деле за тем, у кого формально такого права нет, напоминает юрист (п. 2 Обзора судебной практики №3 за 2016 год). А Зарубин обращает внимание на довод СКЭС, что КДЛ заинтересован в правильном формировании и распределении конкурсной массы.

Полагаю, Верховный суд дал понять, что обжаловать действия управляющего может также КДЛ, в отношении которого еще не возбуждено дело о привлечении к субсидиарной ответственности.

Александр Зарубин, юрист бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30 место По количеству юристов 39 место По выручке Профайл компании ×

Право контролирующего лица на защиту не должно зависеть от заявления управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности, уверен Бородкин. КДЛ может подать жалобу, если докажет свой интерес в разрешении обособленного спора, подчеркивает юрист.

Права налогового органа при осуществлении процедур банкротства

Процедура банкротства подразумевает, что все кредиторы могут на равных правах заявить свои требования к должнику. Не имеет значения, какой статус присвоен каждому из кредиторов. Очевидно, что частные лица наделены определенными преимуществами. Так, работники должника и залоговые кредиторы поддерживают с будущим банкротом специфические трудовые отношения. В связи с этим, они обладают преимуществами перед остальными взыскателями. Они получили гарантии исполнения должником своих обязательств еще до начала процедуры банкротства. Незначительными привилегиями обладает и банк. Например, он имеет возможность инициировать процедуру банкротства должника, исключая предварительное обращение в суд для удовлетворения своих требований по взысканию той или иной суммы.

Ситуация в современном мире складывается таким образом, что банкротное законодательство остро нуждается в немедленном реформировании. Все чаще в обществе и в законодательных кругах возникают разговоры о том, что необходимо наделить налоговые органы расширенными полномочиями. Налоговая инстанция нуждается в дополнительных гарантийных обязательствах и правах. В том числе, налоговая инстанция нуждается в новых полномочиях в плане приоритетного права выбора арбитражного управляющего, в первоочередном удовлетворении требований, а также в плане признания налоговой инстанции залоговым кредитором.

Следует отметить, что налоговая инстанция и ранее обладала определенными привилегиями. Они вытекали и из существующего законодательства в плане банкротства, и из практики его применения в современных реалиях. Некоторые из преимуществ нуждаются в более детальном рассмотрении. Важно понимать, что реализация тех преимуществ, которыми наделена налоговая инспекция, неизбежно оказывает влияние на права иных кредиторов, участвующих в процедуре банкротства. Особое значение имеет тот момент, за счет каких инструментов ФНС сможет получить расширенные полномочия, и насколько это реально.

Последовательность при удовлетворении основных требований

К началу 2017 года Верховным Судом была установлена первоочередность удовлетворения отдельных фискальных требований. В частности, это коснулось отчислений в Пенсионный Фонд РФ и взыскания задолженности по НДФЛ. Эти текущие требования были отнесены ко второй очереди текущих требований, а также ко второй реестровой очереди. Как это может сказаться на положении реестровых и так называемых «текущих» кредиторов? Самое важное, на что следует обратить внимание, это ощутимое уменьшение шансов взыскать задолженность как таковую. Это особенно актуально для текущих кредиторов, которые были отнесены к четвертой и пятой очередям.

Кредиторам неприятен сам факт установления подобной очередности. ВС в своих разъяснениях ссылается на возможность применения специфических законодательных норм. Иными словами, при взыскании задолженностей в пользу бюджета законодательство выбирает кратчайший путь, исключая необходимость проведения публичных дискуссий и прочих парламентских мероприятий. Этот случай нельзя рассматривать как исключение. За счет формирования определенной практики, ФНС получают дополнительные привилегии от Верховного Суда.

Налоговые органы не испытывают сильного интереса к тем процедурам, где конкурсный управляющий предпринимает меры для погашения задолженностей перед кредиторами. Это негативно сказывается на положении взыскателей. Ранее они могли извлечь определенную выгоду из очень активного поведения налоговой инспекции. Сегодня они лишены такой возможности. Жертвами сложившейся ситуации стали и арбитражные управляющие. Некоторые из них не успели перенести соответствующие фискальные требования в первую очередь взыскания и применяли устаревший подход к взысканию задолженности.

Существует определенным образом сложившаяся практика Верховного Суда, которая и спровоцировала внесение изменений в присвоение приоритета тем или иным задолженностям. Более подробную информацию можно почерпнуть в обзоре Судебной практики ВС РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ.

Оспаривание совершенных сделок

Одним из наиболее эффективных механизмов пополнения и расширения конкурсной массы по-прежнему остается оспаривание совершенных должником сделок по реализации принадлежащего ему имущества. Арбитражный управляющий уделяет пристальное внимание всем сделкам, которые можно посчитать сомнительными. В случае признания таких сделок ничтожными, контрагент, участвовавшие в них, также обретают статус кредиторов и включаются в реестр требований. Перед ними у должника также образуется долг, который необходимо погасить.

Учитывая этот нюанс, на законодательном уровне были внесены определенные дополнения и коррективы в пункт 4 статьи 61 пункт 4 Закона о Банкротстве. Теперь из общего правила предусматривается несколько исключений. Например, не подлежат оспариванию отчисления налогоплательщика в бюджет, поскольку они являются приоритетными. Это касается именно ординарных платежей. Это означает, что подобные платежи не были предусмотрены актуальными законодательными нормами. Оспариванию платежи не подлежат исключительно в тех случаях, когда налоговая инспекция не была осведомлена о наличии обязательств, которые плательщик не исполнил перед кредиторами.

Это означает, что на законодательном уровне процесс возвращения излишне уплаченных в бюджет сумм несколько ограничен. Теперь прочие кредиторы лишены возможности удовлетворить свои требования за счет дополнительного источника. Следует учесть и ту особенность, что доказать осведомленность налоговой инспекции о финансовых проблемах должника и наличии у него задолженностей практически невозможно. Судебная инстанция не принимает в качестве доказательств отсылки к различным абстрактным документам и балансам. Доказательная база должна однозначно указывать на факт осведомленности ФНС о возникших у должника обстоятельствах. Это означает, что бюджетные средства фактически обретают статус неприкосновенных. От этого неизбежно страдают прочие кредиторы, требования которых не будут удовлетворены в полном объеме.

Читайте также  Информационное письмо о банкротстве

Погашение налоговых задолженностей из доходов, полученных от аренды залогового имущества или реализации предмета залога

В 2014 году в статью 138 Закона о Банкротстве были внесены очередные коррективы. Расходы на реализацию и обеспечение сохранности предмета залога теперь могут быть погашены с денежных средств, вырученных с его продажи. Прежде чем выручка будет распределена, происходит удовлетворение этих расходов. Такая позиция считается правомерной согласно пп 1,2 ст. 138 ЗоБ. Лишь после этого остаток средств может быть направлен кредитору. Этот подход часто распространялся на доходы, полученные от предоставления предмета залога в аренду. Это позволяло защитить имущественные права незалоговых кредиторов за счет перераспределения расходов в пользу залоговых кредиторов. Тем не менее, на законодательном уровне не было зафиксировано понятие подобных расходов. Это порождало серьезные разногласия в трактовке понятия.

Оперируя указанной нормой, в короткие сроки ФНС стала относить к подобным расходам те, которые связаны с обеспечением сохранности имущества, переданного кредитору в качестве залога. В эту категорию попали и налоговые платежи: земельный и имущественный налоги, НДС.

Существующая судебная практика до последнего времени категорически не позволяла погашать налоговые задолженности в приоритетном порядке согласно п.6 ст. 138 ЗоБ. Иными словами, это не должно было ущемлять положение залоговых кредиторов. Тем не менее, в прошлом году Верховный Суд изменил свою позицию в рассматриваемом вопросе. В октябре 2020 года было опубликовано Определение №305-ЭС20-10152. Согласно ему, НДС, который является составной частью арендной платы при предоставлении залогового имущества в аренду имеет отношение к расходам, сопряженным с его реализацией. Это означает, что подобная задолженность должна быть устранена в первоочередном порядке. В марте 2021 года аналогичный вопрос был поднят относительно взыскания имущественного налога и земельного налога. Эта информация находит отражение в Определении от 01.03.2021 №305-ЭС20-20287.

У многих аналитиков закономерно возникают подозрения касательно того, что вопрос по взысканию части налоговых задолженностей однозначно решен в пользу налогового органа. Это ущемляет права иных кредиторов. Накопленные налоги могут обретать весьма внушительную величину.

Пролонгирование периода на включение фискальных нормативов в реестр

Законодательные нормы в вопросах банкротства подразумевают, что кредитор может направить заявление о включении в общий реестр требований в течение двух календарных месяцев со дня инициирования определенного банкротного дела. Что касается налогового органа, то в данном случае этот срок существенно увеличен и достигает 8 месяцев.

Это позволяет наделить фискальные требования приоритетным статусом по сравнению с требованиями иных кредиторов. Налоговая инспекция может не торопиться с проведением необходимых проверок и чувствовать при этом себя достаточно уверенно. Пролонгация сроков включения налоговой инспекции в перечень кредиторов приводит к довольно негативным последствиям. Достоверно определить величину и объемы существующих реестровых требований становится практически невозможно. Кроме того, сама банкротная процедура становится более растянутой во времени.

Субсидиарная ответственность

Новые коррективы, внесенные в законодательные нормы в вопросах банкротства, посвящены ответственности контролирующих инстанций. Если налоговые обязательства, которые имели место по причине недобросовестности налогоплательщика или его бенефициаров, составляют не менее 50% от всего объема выдвигаемых требований, то можно говорить о так называемом доведении до банкротства. Если фискальные требования более чем на 50% заполняют третью очередь взыскания, то банкротство субъекта будет автоматически признано виной контролирующего органа.

При таком подходе прочие кредиторы не испытывают неудобств, но ФНС получает более внушительные шансы на удовлетворение своих требований.

Презумпции ответственности лиц, которые контролируют должника-банкрота. Перераспределение прибыли внутри компаний

Привлечение к субсидиарной ответственности становится популярным и востребованным средством взыскания долга. Если в 2016 и 2017 г.г. было подано соответственно 2 699 и 3 652 заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности (из них удовлетворено 16% и 22% заявлений соответственно), то в 2018 г. — 5 107 заявлений (удовлетворено — 38%), в 2019г. — 6 103 заявлений (удовлетворено — 41%), в 2020г. — 6 635 заявлений (удовлетворено — 39%).

Во многом это связано с появлением новых норм Закона о банкротстве в части субсидиарной ответственности. Так, Федеральный закон № 266-ФЗ признал утратившей силу ст. 10 Закона о банкротстве, ранее регулировавшую порядок привлечения к субсидиарной ответственности, и ввел в действие главу III.2 Закона о банкротстве.

При привлечении к субсидиарной ответственности действуют так называемые «опровержимые презумпции».

Смысл презумпций

Опровержимые презумпции — средство облегчения процесса доказывания в суде виновности контролирующего лица. Они представляют собой законодательные предположения существования прогнозируемого (презюмируемого) факта виновности лица. Для освобождения от доказывания презюмируемого факта достаточно показать лишь сам факт. Например, что привлекаемое лицо является директором или учредителем/ родственником и т.д.

Таким образом, создавая опровержимые презумпции, законодатель разрешает их опровергнуть посредством доказывания их отсутствия.

По общему правилу сторона, заявляющая о наличии обстоятельств, должна доказать, что они есть.

При этом участник процесса освобождается от доказывания таких обстоятельств, если они описаны в презумпции. Обоснование отсутствия таких обстоятельств переходит на другого участника процесса (оппонента), который может самостоятельно доказать их отсутствие.

Кого привлекут к субсидиарной ответственности?

И в старой редакции Закона о банкротстве, и в новой – в редакции Федерального закона № 266-ФЗ, имелись почти аналогичные понятия контролирующего должника лица (КДЛ). Возможность определять действия должника, в том числе, путем дачи обязательных для исполнения должником указаний, как основание для признания лица контролирующим, сохранилось.

Принципиальным отличием понятий является новый порядок исчисления трехлетнего периода контроля над должником. Теперь он отсчитывается не с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а с наступления момента, когда размер долгов компании превышает стоимость его имущества.

Такие изменения были обусловлены необходимостью исключить возможности ухода от субсидиарной ответственности КДЛ, что подтверждается правоприменительной практикой.

КДЛ как руководитель должника или управляющей организации, член исполнительного органа должника, ликвидатор или член ликвидационной комиссии

Следуя конструкции презумпций, о которых мы говорили выше, законодатель указал, что КДЛ обладает таким статусом при условии, если являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника или членом ликвидационной комиссии. Доказательства обратного в суд должен представить субсидиарный ответчик.

Руководитель, ликвидатор – самые популярные фигуранты исков, по которым зачастую привлекаются к субсидиарной ответственности как КДЛ по различным основаниям.

Так, в одном деле долги должника были взысканы солидарно и с ликвидатора должника, являющегося участником должника, за непередачу документации конкурсному управляющему, и с прежних руководителей, поскольку их действиями по совершению и одобрению сделок должника по отчуждению имущества причинен существенный вред имущественным правам кредиторов должника.

Номинальный руководитель (формально входящий в состав органов юридического лица, но не осуществлявший фактическое управление) не освобождается от ответственности. Суд должен установить фактического руководителя, который будет отвечать наравне с номинальным — солидарно.

Закон разрешает передавать полномочия единоличного исполнительного органа общества по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Презумпция наличия статуса КДЛ применительно к руководителю управляющей организации должника обусловлена тем, что волю юридического лица выражают физические лица, наделенные полномочиями по управлению его делами.

В связи с этим, если полномочия руководителя управляющей организации должника также осуществляет другая управляющая компания, то суды могут признать наличие статуса КДЛ и у физического лица — руководителя этой компании.

Следует отметить, что и управляющая компания должника, и ее руководитель несут субсидиарную ответственность солидарно вне зависимости от оснований привлечения к ответственности. Так, ответственность может наступить и за неподачу в арбитражный суд заявления должника о собственном банкротстве, и при взыскании убытков по корпоративным основаниям.

КДЛ может быть участник (акционер) должника или совокупность аффилированных участников с большинством количеством голосов (долей участия), либо имеющее право назначать руководителя должника лицо

Предполагается, что такие лица являются КДЛ. Таким образом, эта презумпция подчиняется критериям:

Лицо — участник общества, учредитель унитарной организации или аффилированные с ними лица.

Право распоряжаться 50% и более голосующих акций (долей, паев) должника.

Имеется совокупности 50% и более голосов при принятии решений общим собранием.

Количество голосов достаточно для назначения (избрания) руководителя должника.

Собственник имущества унитарного предприятия назначает на должность руководителя унитарного предприятия. Следовательно, собственник имущества унитарного предприятия презюмируется КДЛ.

Нередко собственники имущества (Администрации публично-правовых образований) отвечают по долгам МУПов, ФГУПов, суды привлекают их к субсидиарной ответственности. Так, в нескольких делах суд вменил Администрации в вину изъятие имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия.

Когда данное действие не приводит к банкротству должника, суды взыскивают с собственника имущества убытки, причиненные должнику вследствие незаконного изъятия имущества из хозяйственного ведения.

Закон раскрывает понятие аффилированности, в которое включаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, и раскрывает перечень аффилированных лиц как по отношению к юридическому лицу, так и к индивидуальному предпринимателю. Однако закон ничего не говорит об аффилированности по отношению к физическим лицам, не занимающимся предпринимательской деятельностью, но являющихся участниками/акционерами должника.

Так, для признания какого-либо лица аффилированным закон не требует наличия у него статуса индивидуального предпринимателя или осуществления им предпринимательской деятельности без оформления такого статуса. Статус индивидуального предпринимателя или занятие предпринимательской деятельностью не требуются ни для физических лиц, по отношению к которым устанавливаются аффилированные лица, ни для самих аффилированных лиц.

Возникает следующий вопрос: при каких условиях лицо, не обладающее большинством голосов в обществе, но являющееся родственником основного акционера может нести субсидиарную ответственность?

Группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким указанным в законе признаков.

В целях определения заинтересованных лиц по отношению к физическим лицам — участникам/акционерам должника по аналогии может быть применена норма Закона о банкротстве, согласно которой заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину признаются его родственники.

Приведем пример, в котором к субсидиарной ответственности привлечены физические лица — акционеры должника, одобрившие сделку по незаконному выводу активов должника, но количество его акций, которыми они владели по отдельности, было недостаточно для установления статуса КДЛ. Наличие родственных связей и вышеуказанные положения позволили суду признать их лицами, контролирующими должника.

Если лицо извлекало существенную выгоду из незаконного или недобросовестного поведения директора и иных лиц, выступающих от имени должника, то такое лицо является КДЛ

В законе такие лица четко поименованы, при этом, разъяснения правоприменительной практики конкретизируют и расширяют перечень этих лиц. Предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного поведения руководителя должника является контролирующим.

К ним можно отнести:

  • лицо, получившее существенный актив должника, выбывший по сделке, совершенной руководителем должника на заведомо невыгодных для должника условиях или с «фирмой-однодневкой» либо с использованием фиктивных документов.
  • выгодоприобретателя, извлекшего существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

По смыслу разъяснений ФНС нормальное предприятие не будет умышленно осуществлять свою деятельность с систематическим убытком, учитывая, что любая предпринимательская деятельность направлена на получение прибыли. Если в группе компаний одно предприятие всегда убыточно, а другое – работает исключительно с прибылью, то у кредиторов убыточного предприятия не могут не возникнуть сомнения, что такая деятельность обоих предприятий, входящих в группу, направлена на уход от погашения кредиторской задолженности и сокрытие активов.

Читайте также  Цессия при банкротстве должника

О таком подходе также свидетельствует судебная практика. Суды привлекают КДЛ к ответственности за создание фирмы-двойника, на которую была перераспределена вся долговая нагрузка (центр убытков), а основная фирма продолжала генерировать прибыль и концентрировала у себя прибыльные активы (центр прибыли). В данном случае важно установить, что управление обоими центрами осуществляется одним и тем же лицом.

Стоить отметить, что обсуждаемая презумпция применяется в отношении выгодоприобретателя, получившего существенную относительно масштабов деятельности должника выгоду, которая может быть получена из существенно убыточной сделки, повлекшей нарушение имущественных прав кредиторов.

Подытоживая, можно сделать вывод, что институт субсидиарной ответственности сложный, но судебный процесс привлечения к такой ответственности требует значительных усилий и инструментов. Необходимо четко понимать, кого можно привлечь к субсидиарной ответственности. Упомянутые презумпции дают большие возможности и условия как по нападению на субсидиарных ответчиков, так и по защите от лиц, требующих взыскания задолженности.

Реформа Закона о банкротстве: субординация контролирующих и аффилированных с должником лиц

Законопроект Минэкономразвития о внесении изменений в Закон о банкротстве является поистине масштабным. Он предполагает как корректировку действующих институтов банкротства, так и введение новых. Отмечу, что это не первая версия законопроекта: в начале 2020 г. в Правительство РФ была представлена несколько иная редакция, но документ так и не был передан в Госдуму.

Поправки широко обсуждаются, и многие из них представляются спорными. В целом хотелось бы отметить безусловно положительную направленность законопроекта в части введения реабилитационной процедуры реструктуризации долгов. Так, очевидно, что реабилитационные процедуры, закрепленные в действующем законодательстве, не работают 1 и реформа уже давно назрела.

Наибольший резонанс в профессиональном сообществе вызывает реформа порядка назначения арбитражных управляющих, предусматривающая кардинальное изменение существующих правил и небесспорную «балльную» систему 2 .

Остановлюсь подробнее на поправках, регламентирующих институт субординации требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, и смежных с ними новшествах, посвященных участию заинтересованных лиц в деле о банкротстве.

Институт субординации зародился в практике российских судов совсем недавно. Важной вехой в развитии применения правил о субординации стал Обзор Верховного Суда РФ судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 г., далее – Обзор).

Идея субординации состоит в том, что требования такого лица должны понижаться в очередности – то есть погашаться после удовлетворения требований кредиторов предыдущих очередей. В Обзоре отмечено также, что требования контролирующего должника лица удовлетворяются в очереди, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Согласно проекту поправок в Закон о банкротстве предлагается существенно скорректировать нормы очередности удовлетворения требований кредиторов. В частности, предусматривается 8 очередей реестра. Субординированные требования контролирующих должника и аффилированных с ним лиц отнесены к пятой очереди.

Вопрос о необходимости кодификации правил о субординации и включении их в Закон о банкротстве также носит дискуссионный характер. Существует мнение, что законодательное закрепление подобных правил преждевременно. Опасения сводятся к тому, что правила о субординации требуют «тонкой настройки» применительно к конкретным обстоятельствам дела, а закрепление норм в Законе может существенно формализовать их применение.

Действительно, в отечественной практике институт субординации требований развивался стремительно. За относительно короткий промежуток времени российские юристы перешли от оценки риска субординации требований кредитора, контролирующего должника или аффилированного с ним, как незначительного (ввиду неприменения субординации судами в конкретных делах) до очень высокого. Положения о субординации в законопроекте сформулированы довольно широко, поэтому пространство для дискреции суда также существует.

В Закон о банкротстве предлагается включить ст. 137.1, посвященную субординации, в которой заимствованы многие идеи из Обзора. Так, требования контролирующего лица, предоставившего финансирование должнику, будут удовлетворяться в составе пятой очереди, если:

  • финансирование было предоставлено после возникновения у должника обязанности подать заявление о банкротстве (п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве);
  • уставный капитал, сформированный при создании должника, был заведомо недостаточен для осуществления им деятельности.

Кроме того, предусмотрен перечень случаев, когда указанные правила также применимы. На мой взгляд, этот перечень является спорным, и его включение в Закон о банкротстве представляется излишним. Несмотря на то что большинство идей перенесено в законопроект из Обзора, в последнем содержатся более удачные формулировки.

Согласно законопроекту правила о субординации также применимы в следующих случаях.

Во-первых, если требования контролирующего лица, вытекающие из компенсационного финансирования, перешли к лицу, не контролирующему должника.

Данному правилу посвящен п. 7 Обзора, в котором указано: «действия, направленные на необоснованное повышение очередности удовлетворения требования, эту очередность не изменяют». Объясняется это действием общеправового принципа – никто не может передать больше прав, чем имеет.

Независимый кредитор далеко не всегда может быть осведомлен, что выкупает требования у лица, контролирующего должника, а тем более о том, что такое требование вытекает из компенсационного финансирования. В этом случае кредитору рекомендуется принять меры по защите его интересов, используя договорные инструменты – например, включить в договор заверения цедента о том, что финансирование не было предоставлено в ситуации имущественного кризиса.

Во-вторых, должник и инвестор контролируются одним лицом.

Данное правило коррелирует с п. 4 Обзора, согласно которому «очередность удовлетворения требования кредитора, аффилированного с лицом, контролирующим должника, может быть понижена, если этот кредитор предоставил компенсационное финансирование под влиянием контролирующего должника лица».

В Обзоре предусмотрены более тонкие, хотя в то же время, на мой взгляд, небесспорные настройки применения субординации, когда должник и кредитор аффилированы посредством общего контролирующего лица. Положение законопроекта сформулировано однозначно и предполагает субординацию при любом финансировании должника аффилированным через контролирующее лицо кредитором, в то время как согласно разъяснениям Обзора должно оцениваться влияние контролирующего лица на лицо, предоставившее финансирование, что более приемлемо.

Однако подобное регулирование, как представляется, во многом затрудняет деятельность бизнеса в целом. Далеко не любые отношения между подобными компаниями будут означать перераспределение активов, а их деятельность может иметь разную направленность.

Определение контролирующего лица в целях субординации в законопроекте отсутствует. В Законе о банкротстве (ст. 61.10) установлено понятие контролирующего лица в главе о субсидиарной ответственности руководителя и иных лиц: таковым может быть признано любое лицо, имеющее возможность определять действия должника. Данная дефиниция для целей субординации, думается, не подходит, поскольку для субординации важна возможность лица участвовать в распределении прибыли. Ввиду отсутствия законодательного определения контролирующего лица в целях субординации в каждом конкретном случае решать, является лицо контролирующим или нет, будет суд.

В-третьих, финансирование предоставлено кредитором, связанным с контролирующим должника лицом общностью экономических интересов (при этом она предполагается, в том числе в связи с вхождением кредитора в одну группу лиц с контролирующим должника лицом, либо по иным установленным судом признакам).

Данный пункт продолжает правило, указанное в предыдущем пункте, еще больше расширяя возможности субординации.

В-четвертых, задолженность соответствует критериям признания контролируемой задолженности в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах.

Согласно п. 2 ст. 269 НК РФ контролируемой признается задолженность налогоплательщика – российской компании по долговому обязательству:

  • перед иностранным лицом, являющимся взаимозависимым лицом налогоплательщика 3 ;
  • перед лицом, признаваемым взаимозависимым лицом иностранного лица,
  • по которому взаимозависимое иностранное лицо предоставляет обеспечение исполнения обязательства.

В данном случае речь идет о правилах тонкой капитализации, согласно которой проценты по займам учитываются в расходах налогоплательщика в соответствии с установленными нормативами, а сверхнормативные проценты признаются дивидендами, с которых удерживается налог на прибыль. Использование институтов налогового законодательства при применении субординации представляется излишним, поскольку правила о контролируемой задолженности в налоговом законодательстве имеют иную публично-правовую цель – предотвращение минимизации налоговых обязательств. Кроме того, непонятно, почему финансирование, предоставленное должнику иностранной компанией или аффилированной с ней российской, должно выделяться отдельно.

В-пятых, кредитор не исполнил обязанности по раскрытию его заинтересованности по отношению к должнику.

В ст. 39 Закона о банкротстве, посвященной заявлению кредитора о признании должника банкротом или введении реструктуризации долгов, предлагается внести правило о том, что в данном заявлении кредитор обязан раскрыть сведения о том, заинтересован ли он по отношению к должнику (с указанием оснований заинтересованности).

Перечень заинтересованных лиц (ст. 19 Закона о банкротстве) также дополнен лицами, контролирующими должника, в соответствии со ст. 61.10 данного Закона.

Законодательная техника в данном случае представляется странной. Не совсем понятно, должно ли требование такого лица субординироваться, если оно предоставило финансирование не в кризис и не было изначальной недокапитализации – т.е. является ли данное положение неким «наказанием» за то, что кредитор не сообщил информацию о своей заинтересованности. Если применяются те же правила о кризисном финансировании или изначальной недокапитализации, то не ясно, зачем вообще нужно данное правило, если лицо так или иначе будет признано контролирующим и его требование субординированным.

В-шестых, финансирование предоставлено при наличии обстоятельств, с очевидностью свидетельствующих, что должник будет не в состоянии исполнить денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок.

Данное положение выходит за пределы случаев, когда должник обязан обратиться с заявлением о признании его банкротом (п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве) и существенно расширяет понятие финансирования в кризис. Соответственно, суд должен будет самостоятельно определять, является финансирование таковым или нет.

В заключение отмечу, что включение в Закон о банкротстве правил о субординации контролирующих должника и аффилированных с ним лиц стоит приветствовать, однако поправки в ряде случаев представляются спорными. За их основу были взяты положения Обзора ВС, которые предполагают большую вариативность их применения, тогда как формулировки законопроекта более однозначные. На текущий момент наработано еще недостаточно практики, чтобы формулировать в законе настолько конкретный перечень случаев, когда требования подлежат субординации. Полагаю, что его возможно скорректировать, оставив больше пространства для судейского усмотрения.

1 По статистике, в отношении 98% компаний вводятся не реабилитационные процедуры, а конкурсное производство. В 2020 г. было опубликовано всего 150 сообщений о введении внешнего управления и 23 – о введении финансового оздоровления, тогда как о признании должника банкротом и введении конкурсного производства – 9931.

2 В рамках Национальной ассоциации «Банкротный клуб» недавно состоялось обсуждение предложений Минэкономразвития России о новом порядке назначения арбитражных управляющих.

3 Для признания задолженности контролируемой имеет значение доля участия в уставном капитале налогоплательщика в размере свыше 25%.

Банкротство юридических лиц

Понятие и признаки банкротства юридического лица. Наблюдение, конкурсное производство. Отдельные вопросы применения Закона о несостоятельности (банкротстве).

Основным законодательным актом по вопросам банкротства является Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Это главный источник нормативной информации обо всех процедурах, признаках и последствиях банкротства.Закон определяет понятие банкротства следующим образом: несостоятельность – признание арбитражным судом неспособности лица в полном объеме удовлетворить требования по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий или оплате труда, либо исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.Каждая разновидность обязательств может стать самостоятельным основанием для возбуждения процесса банкротства в отношении организации.

Первая характеристика состояния банкротства заложена в определение понятия – конкретные виды долгов, при наличии которых юридическое лицо может считаться несостоятельным. Второй важный признак – не всякая просрочка в погашении денежных обязательств свидетельствует о несостоятельности компании, а лишь та, что превышает три месяца с даты, когда обязательства должны были быть исполнены.

Подать заявление о банкротстве может должник в отношении себя либо его кредиторы.

При этом для руководителя неплательщика подача заявления о банкротстве является обязанностью в следующих обстоятельствах:

Читайте также  Ликвидация компании через банкротство

· погашение долга перед конкретным кредитором приведет к невозможности расчета по обязательствам с остальными кредиторами;

· орган управления юридического лица, уполномоченный учредительными документами, либо собственником имущества должника — унитарного предприятия, принял решение о подаче такого заявления;

· обращение взыскания на имущество неплательщика сильно затруднит или сделает невозможной его дальнейшую хозяйственную деятельность;

· должник соответствует условиям неплатежеспособности или недостаточности имущества;

· больше трех месяцев имеет место задолженность перед работниками по выплате заработной платы или выходных пособий.

Процедуры банкротства юридических лиц.

Дела о банкротстве юридических лиц сложны и многоэтапны. Законодательством предусмотрены 4 основных процедуры банкротства: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление и конкурсное производство. Завершение дела о банкротстве также возможно путем заключения мирового соглашения.

Каждая из стадий, в свою очередь, состоит из множества фактических и юридических действий арбитражного управляющего, самого юридического лица и кредиторов.

Исключительно редко дела о банкротстве характеризуются прохождением всех стадий. Большинство дел о банкротстве включает в себя процедуры наблюдения и конкурсного производства, не сталкиваясь с необходимостью и возможностью введения других процедур.Каждая процедура банкротства вводится определением арбитражного суда на основании решения собрания кредиторов – после анализа судом конкретных обстоятельств и влечет наступление определенных правовых последствий.Рассмотрим пошагово каждый из этапов.

1. Инструкция по процедуре наблюдения.

Наблюдение вводится арбитражным судом после рассмотрения поступившего заявления о банкротстве – при наличии подтвержденных признаков несостоятельности.Руководитель должника и другие органы управления продолжают осуществлять свои функции. Однако главное действующее лицо в данной процедуре – временный управляющий, утверждаемый судом. На него возлагаются обязанности обеспечить сохранность имущества юридического лица, провести анализ финансового состояния, выявить держателей обязательств, сформировать реестр их требований, созвать и провести первое собрание кредиторов.Последствия введения наблюдения:

· Все денежные требования к неплательщику (за исключением текущих платежей) могут предъявляться исключительно в рамках дела о банкротстве, производство по имеющимся делам о взыскании денежных средств может приостанавливаться по ходатайству кредитора;

· Приостанавливаются исполнительные производства, снимаются аресты и другие ограничения в отношении собственности должника за исключением ряда случаев;

· Не допускается выдел доли в собственности должника при выходе участника, выплата действительной стоимости доли, приобретение должником размещенных акций;

· Не проводятся зачеты встречных требований, если при этом нарушается очередность погашения требований кредиторов;

· Не допускается изъятие имущества собственником унитарного предприятия;

· Не допускается выплата дивидендов, доходов по долям, распределение прибыли между участниками;

· Финансовые санкции за неисполнение денежных обязательств не начисляются.

· На совершение сделок по отчуждению имущества, балансовая стоимость которого составляет более 5% от стоимости активов неплательщика, требуется согласие временного управляющего;

· Обязательно согласие временного управляющего для сделок по получению и выдаче займов (кредитов), выдаче поручительств и гарантий, уступке прав требования, переводу долга, а также с учреждению доверительного управления имуществом должника.

· Органы управления не вправе принимать решения о реорганизации и ликвидации должника, о создании юридических лиц или участии неплательщика в других юридических лицах, о создании филиалов и представительств.Главная цель наблюдения – провести анализ финансового состояния юридического лица для определения возможности/невозможности восстановления его платежеспособности, установить достаточность принадлежащей должнику собственности для покрытия расходов по делу о банкротстве и сформировать реестр требований держателей обязательств. На основании представленных данных первое собрание кредиторов принимает решение о переходе к любой из последующих процедур банкротства.

Рекомендуем наши наиболее релевантные материалы:

2. Финансовое оздоровление.

Применяется для восстановления платежеспособности юридического лица и реализуется по специальному плану финансового оздоровления. План должен содержать обоснование возможности удовлетворения требований кредиторов в соответствии с графиком погашения задолженности. График подписывается участниками должника, утверждается арбитражным судом.График должен предусматривать расчет по всем требованиям не позднее чем за месяц до даты окончания финансового оздоровления, а по требованиям первой и второй очередей — не позднее шести месяцев с даты введения процедуры.Арбитражный управляющий в данной процедуре именуется административным управляющим. Его задача — контролировать выполнение плана и графика.

Юридические ограничения и последствия введения процедуры финансового оздоровления аналогичны наблюдению и практически дублируются. Есть ряд дополнительных ограничений по сделкам: без согласия административного управляющего не получится совершить сделки, влекущие рост кредиторской задолженности более чем на пять процентов от суммы требований по реестру кредиторов; сделки, связанные с приобретением или отчуждением имущества юридического лица, за исключением готовой продукции в процессе обычной хозяйственной деятельности должника.

Проценты по денежным обязательствам, включенным в график погашения задолженности, начисляются по ставке рефинансирования.Если по итогам финансового оздоровления непогашенная задолженность будет отсутствовать — суд прекращает дело о банкротстве.

Если требования кредиторов в полном объеме не погашены — суд вводит одну из следующих процедур.

3. Внешнее управление.

Срок внешнего управления — не более 18 месяцев, с возможностью продления до 6 месяцев. Цель — восстановление платежеспособности должника в соответствии с утвержденным планом. Действует внешний управляющий.

Планом внешнего управления могут быть предусмотрены такие меры по восстановлению платежеспособности неплательщика: перепрофилирование производства; закрытие нерентабельных производств; взыскание дебиторской задолженности; продажа части имущества дебитора; уступка прав требования юридического лица; исполнение обязательств неплательщика собственником имущества неплательщика, его участниками или третьими лицами; увеличение уставного капитала должника взносами участников и третьих лиц; размещение дополнительных обыкновенных акций дебитора; продажа предприятия должника; замещение активов должника и другие меры.

В последствиях введения внешнего управления есть несколько кардинальных отличий в сравнении с предыдущими процедурами:

• полномочия руководителя и органов управления неплательщика прекращаются, управление переходит к внешнему управляющему;

• вводится мораторий на погашение денежных обязательств.

После инвентаризации и оценки собственности внешний управляющий вправе продать часть активов должника в соответствии с планом внешнего управления.По итогам процедуры внешний управляющий составляет отчет, который представляется на рассмотрение собранию кредиторов. При восстановлении платежеспособности должника собрание принимает решение об окончании внешнего управления и переходе к расчетам с держателями обязательств.

В противном случае — признание банкротом, введение конкурсного производства. Если в ходе внешнего управления требования всех кредиторов были удовлетворены — производство по делу прекращается .

4. Инструкция по конкурсному производству.

Завершающий этап банкротства. Признание юридического лица банкротом влечет открытие конкурсного производства. Реестр требований держателей обязательств больше не формируется, все поступившие требования, признанные обоснованными, но поступившими с опозданием, выносятся «за реестр», т. е. считаются подлежащими погашению после завершения расчетов с лицами, чьи требования включены в реестр. У должника действует лишь один расчетный счет.

Конкурсный управляющий проводит инвентаризацию собственности неплательщика, его оценку, реализует имущество неплательщика через специальные механизмы торгов.

Все активы должника, выявленные на момент открытия конкурсного производства, составляют конкурсную массу. За счет средств от реализации имущества погашаются требования в порядке очередности: текущие платежи, платежи первой очереди (по обязательствам о возмещении вреда жизни и здоровью), второй очереди (расчеты с работниками и авторами результатов интеллектуальной собственности), третей очереди (все остальные платежи).

Обособленно стоят лица, требования которых обеспечены залогом имущества должника.При недостаточности денежных средств, вырученных от реализации имущества, для расчетов с кредиторами в полном объеме, их требования считаются погашенными.По итогам отчета конкурсного управляющего суд выносит определение о завершении конкурсного производства и ликвидации юридического лица.

Рекомендуем наши наиболее релевантные материалы:

5. Субсидиарная ответственность.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Яна Польская

Юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook .

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Иные наши полезные и интересные материалы на тему банкротства:

Контролируемое банкротство и как им противостоять

Контролируемое банкротство – это целенаправленные противоправные действия с целью получения финансовой выгоды от процедуры банкротства. Как правило, такого рода схемы манипуляций или их элементы применяются стороной-должником – для ухода от долгов при наличии возможности их погасить, для сокрытия преднамеренного банкротства и т. д.

При этом в большинстве случаев действия должника определяет, направляет и контролирует лицо, заинтересованное в банкротстве и списании долга. Такого рода контроль над процедурой банкротства является противозаконным, контролирующее должника лицо (КДЛ) подлежит ответственности вплоть до уголовной, в зависимости от обстоятельств конкретного дела и фигурирующих сумм.

Существует и такая известная схема, как двойное банкротство, когда путем фиктивных сделок осуществляется вывод средств на контролирующее должника лицо, которое впоследствии также начинает процедуру банкротства.

Отдельная, остро стоящая проблема, осложняющая банкротство – контролирующий кредитор, как правило, аффилированный с должником и, следовательно, имеющий возможность влиять на него. Дело в том, что определенная степень вовлеченности является распространенной деловой практикой – например, в силу родственных связей, участия в капитале, при покупке акций и т.п.

Но наличие даже весьма опосредованных точек соприкосновения должника и кредитора зачастую толкуется не в пользу последнего — на афиллированного с должником кредитора автоматически распространяются сомнения и подозрения. И в ходе рассмотрения банкротных дел аффилированные должники, как правило, понижаются в реестре требований или даже выносятся за рамки реестра.

Поэтому опасения добросовестного кредитора безвозвратно потерять свои средства вполне оправданы. Более того, кредитор и в определенной мере должник находятся в группе риска получения обвинений и привлечения к субсидиарной ответственности.

Вам может быть интересно:

Юридическая помощь по вопросам контролируемого банкротства

Специалисты компании DIVIUS Law&Consulting, основываясь на многолетней практике и судебной статистике последних лет, обобщили наиболее частые обстоятельства, которые могут подвести под подозрения в контролируемом банкротстве:

  • Покупка доли в ликвидируемом путем банкротства юридическом лице.
  • Наличие искажений в бухгалтерской и финансовой документации.
  • Наличие невыплаченных кредитов, отсутствующее или содержащее грубые нарушения кредитной истории.
  • Продажа акций между аффилированными компаниями по завышенной (заниженной) стоимости.
  • Выведение средств компании даже при отсутствии формальных признаков аффилированности.
  • Объективно установленная возможность фактического контроля над должником, возможность определять его действия.
  • Неподача заявления о банкротстве при невозможности погасить требования кредиторов.

Эти и другие признаки могут быть выявлены на любом этапе рассмотрения дела о банкротстве и существенно ухудшить положение.

Для любого кредитора в процессе банкротства остается актуальным вопрос выявления и привлечения к ответственности КДЛ, для обеих сторон процесса необходимо предотвращение и защита от обвинений в противоправном контроле над банкротством. Поэтому на этапе подготовки к процедуре банкротства необходима проверка документов, завершение или отмена сделок, приведение в соответствие с требованиями всей бухгалтерской и финансовой отчетности.

Выявить и устранить зоны риска, оценить перспективы конкретного дела о банкротстве юридического лица и получить квалифицированную помощь вы можете при обращении в компанию DIVIUS Law&Consulting в индивидуальном порядке.

Чтобы начать сотрудничество с нами, оставьте заявку на сайте или позвоните по номеру телефона: 8 800 700-96-62!

Елена Алексеева/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с заработком и оформлением документов для ведения бизнеса, освещением и автоматикой. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Елена Алексеева.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sps-Studio.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: